"Россия продолжает лелеять надежду": Алексей Резников о плане РФ насчет Украины и Запада

"Почти по всем пунктам Парижа идет выполнение Минских соглашений"

"Россия продолжает лелеять надежду": Алексей Резников о плане РФ насчет Украины и Запада

В студии программы "ХАРД с Влащенко" на телеканале "Украина 24" - вице-премьер-министр Украины, министр по реинтеграции оккупированных территорий Алексей Резников.

Программа была в эфире 26.10. Чтобы посмотреть видео программы, перейдите в конец интервью.

Наталья Влащенко: Здравствуйте, Алексей. Я вас очень долго ждала. Знаете, социология нам всегда дает, что вопросы мира и Донбасса - вопрос номер один для абсолютного большинства людей. Как вы считаете, а почему эти вопросы фактически не попали в опрос, который предложил президент людям во время выборов?

Алексей Резников: Мне кажется, что ответ на вопрос, хотят ли украинцы мира, очевиден и не было никакого смысла ставить этот вопрос.

НВ: Можно было поставить об амнистии, о том, каким может быть мир и тому подобное.

АР: На мой взгляд, два вопроса из пяти касались достижения мира на Донбассе. Это вопрос, связанный с возможностью ввода специального экономического режима. И второе - это вопрос Будапештского меморандума, как одной из площадок, участники которой могли бы присоединиться сегодня в интересах Украины к переговорам, связанным как с Донбассом, так и с Крымом. Поэтому как раз из пяти вопросов два точно касались этого вопроса.

НВ: Мы еще с вами об этом поговорим, но начну все же с события - выборы. Итак, выборы. Ровно треть пришла на выборы, немного больше, чем нам говорят, 30% - 35-36, где-то так. Сейчас наши зрители увидят диаграмму, сколько набрали разные партии. А у вас я хочу спросить о том, с чего я начала сегодня: как вы думаете, как вы лично относитесь к тому, что... Разные цифры называют, но говорят, что общая одна – 500 тысяч человек на украинских территориях Донбасса не имели возможности голосовать. Якобы, из-за безопасности, которую не могли обеспечить.

АР: Я думаю, что эта цифра преувеличена. Не 500 тысяч, а меньше.

НВ: А сколько, Алексей?

АР: Если мы говорим о некоторых отдельных населенных пунктах, непосредственно граничащих с линией соприкосновения, где, соответственно, на сегодня не было принято решение парламентом о проведении местных выборов. Но как только там изменится ситуация, там можно будет провести дополнительные выборы. Это не драматическая ситуация, потому что она, опять же, не влияет на всеукраинский контекст.

НВ: Я понимаю. Все же, хочу повторить вопрос. Сколько, по вашей информации, людей не имели возможности голосовать?

АР: Я не могу назвать точную цифру.

НВ: Это же ваш профиль. Ну, примерно. Вы же знаете, сколько там людей проживает?

АР: Я думаю, что цифра не 500 тысяч, я думаю, что значительно меньше.

НВ: Сколько? 300, 400?

АР: Я думаю, меньше 300 тысяч.

НВ: Меньше 300 тысяч? Сколько, 200?

АР: Сейчас мы будем гадать на той гуще...

НВ: Вы же знаете, сколько там людей проживает, вы же не можете не знать.

АР: Я знаю, сколько людей проживает. Я вам скажу больше, я знаю даже, сколько людей проживают как внутренне перемещенные лица, почти по каждой области. Но сегодня это в том числе мигрирующий показатель. Например, 1 млн 500 тыс. украинцев сегодня считаются внутренне перемещенными лицами, поскольку они зарегистрированы в соответствующем реестре. Но, по некоторым данным, постоянно проживают на контролируемой территории миллион. 500 тысяч официально зарегистрированных ВПЛ на самом деле временно проживают на временно оккупированных территориях. И в зависимости от ограничений, связанных с пересечением КПВВ, они не пересекают, но они зарегистрированы по всей территории Украины.

НВ: Значит, все же 500 тысяч?

АР: Они не зарегистрированы в Донецкой или Луганской области. Они зарегистрированы и в Херсоне, и в Киеве, и в Харькове, и так далее. Но зарегистрированы, и вернулись на временно оккупированные территории, и там остались на период карантина. Поэтому сегодня адекватно и точно цифру в 500 тысяч называть, на мой взгляд, неуместно.

НВ: Хотя бы примерно вы должны знать, сколько этих людей. Вы согласны с тем, что они не голосуют, что их конституционные права нарушены?

АР: Нет, я считаю, что вообще все, кто имеет право голосовать, должны иметь такое право, если оно не подвергает на другие риски. Поэтому, конечно, для меня абсолютно является печальным факт, что кто-то был ограничен в своем праве голосовать. Но я бы хотел с позитивом смотреть все-таки на те вещи. Первое: за шесть лет войны, которая идет с 2014 года, граждане Украины, которые являются внутренне перемещенными лицами, получили право голоса на местных выборах. Ранее этого права у них не было. Давайте об этом говорить, давайте сравнивать с прошлыми выборами, в 2015 году, например, когда проходили местные выборы. Они не имели возможности голосовать на местных выборах, потому что было ожидание, что они вернутся назад и будут голосовать в Горловке, в Донецке или Луганске.

НВ: Это прекрасно, что они получили, наконец, здесь возможность голосовать. Но, все же, люди, которые работают, ходят на работу, водят детей в школу - почему, в конце концов, они не могут голосовать?

АР: Вы меня спрашиваете, почему...

НВ: Если бы вы были народным депутатом, вы бы голосовали «за» или «против» этого решения?

АР: Я бы голосовал, исходя из соображений безопасности. И, скорее всего, я бы голосовал за то, чтобы в тех населенных пунктах, которые сегодня являются опасными, я бы тоже согласился с тем, что это право временно должно быть ограничено.

НВ: Там же полиция и армия, нет?

АР: Так же полиция и армия сегодня занимаются вопросами войны, а не вопросом мирного обеспечения избирательного процесса. Я хочу вам напомнить, что, когда Украина приглашает, как и любая цивилизованная страна, БДИЧ ОБСЕ для мониторинга выборов, она дает гарантию безопасности миссии ОБСЕ. Так вот, дать гарантии безопасности всем наблюдателям мы не смогли на тех территориях. Поэтому и называется - место проведения Операции объединенных сил, потому что там особый режим. Там КПВВ, там режим опасен. В Хорватии, которая 25 лет забыла, как произошла война, в 2019 году погиб человек, подорвавшись на мине. В 2019 году в Хорватии.

НВ: Я понимаю.

АР: Представьте себе, что происходит там. Поэтому гарантировать безопасность людей во время избирательного процесса и наблюдателей у Украины официально не было бы такой возможности.

НВ: Хорошо. Давайте поговорим с вами о вопросах войны и мира, которые так интересуют людей. Давайте, короткое видео, а потом я вам задам вопрос. ...Итак, "это наши территории и они должны вернуться", оккупированные территории Донецка и Луганщины. Скажите, как вы сегодня представляете, как один из хедлайнеров этого процесса, каким должен быть мирный план? Потому что сейчас многие говорят, и даже вопрос так ставил президент, о том, что Минские договоренности не могут быть выполнены в том виде, в котором они подписаны, а значит, нужно вернуться к Будапештскому меморандуму. Я правильно понимаю?

АР: Нет, не совсем так. Будапештский меморандум и Минские соглашения - это совершенно разные вещи.

НВ: Понятно.

АР: Будапештский меморандум дает возможность привлечения наших стратегических партнеров такого уровня и калибра как Соединенные Штаты, Великобритания, к переговорам, связанным с собеседованием с Российской Федерацией. Потому что мы сегодня... Ни для кого не секрет и нет сомнения, что именно Российская Федерация начала агрессию в 2014 году против Украины путем захвата Крыма, а затем продолжение частично путем захвата части территории Донбасса. Кстати, добавлю к словам президента Зеленского - у нас только в войне на Донбассе, по официальным данным, погибло 14 тысяч граждан Украины. Только то, что мы можем установить. Плюс люди, которые сегодня считаются без вести пропавшими.

НВ: Алексей, давайте шаг за шагом...

АР: Поэтому, когда мы говорим, что Минские соглашения были написаны в 2014 году из расчета, что они будут завершены в 2015 году 31 декабря, они уже не выполнены. Уже не выполнен вопрос безопасности. Но сегодня, точнее завтра, 27 числа, будет ровно три месяца, с 27 июля, когда начал работать режим прекращения огня, режим тишины. Такого беспрецедентного, длинного коридора прекращения огня и режима тишины, когда не погиб и не ранен украинский военный, не было за шесть лет.

НВ: Один человек у нас погиб все же.

АР: Это очень важный момент.

НВ: И все-таки, можно будет ставить конкретные вопросы по Минским соглашениям?

АР: Я вам конкретно отвечаю: для того, чтобы Минск состоялся, надо сначала решить вопросы безопасности. Вопросы безопасности, о которых говорят даже участники нормандского формата, сначала - режим тишины, далее - остальное. Но, если Минск невозможно выполнить на 100%, а я точно вам скажу, что его невозможно выполнить, хотя бы потому, что сначала должна быть взята под контроль граница, а затем проведение местных выборов, а в Минске написано наоборот...

НВ: Это и обсуждают.

АР: Речь идет о возможности и необходимости модернизации.

НВ: Алексей, я вас прошу, давайте здесь немного остановимся. У нас есть по поводу Минских соглашений в обществе очень большие разночтения, и есть цугцванг юридический. С одной стороны, нам говорят, мы говорим, и президент говорит о том, что мы не можем выполнить Минские соглашения, так как в пунктах 8-11 расписан план, сначала действительно проводятся выборы, а затем отводятся военные формирования. А с другой стороны, нам наши западные партнеры говорят: если вы не хотите выполнять Минские договоренности, тогда Россия на нас начинает давить, чтобы мы сняли санкции. Если вы их подписали - выполняйте.

АР: Нам наши западные партнеры не говорят, что мы не хотим выполнять Минск. Наши западные партнеры говорят следующее...

НВ: Что его нужно выполнять.

АР: Нет, западные партнеры говорят следующее, абсолютно откровенно: как вы отработаете вместе, две противоборствующие стороны, мы в том вам будем помогать. Это на сегодняшний день. Единственное, что важно, говорят западные партнеры, мы не будем снимать санкции не только связанные с Минском, потому что санкции были в первую очередь введены из-за Крыма. А также из-за МН-17, поэтому не надо говорить, что невыполнение Минских соглашений снимут санкции.

НВ: Мы можем выполнить Минские соглашения, или не можем?

АР: Выполнить Минские соглашения на 100% - невозможно.

НВ: Если выполнить Минские соглашения невозможно, неважно, на 100% или на 90, или на 80, почему президент Зеленский не заявит об этом, не артикулирует публично отказ от Минских?

АР: Потому что отказываться от Минска в одностороннем порядке - это самоубийство. Этого делать нельзя. Потому что это политико-дипломатические договоренности четырех стран: Германии, Франции, Украины и России. И лидеры нормандского формата встретились 9 декабря год назад, в Париже, и договорились об определенных вещах, которые можно выполнить, можно выполнить, продемонстрировав, что Минск может жить.

НВ: Например? Кроме прекращения огня, еще что можно выполнить?

АР: Разведение в трех местах - произошло. Продолжение нескольких этапов обмена, освобождение взаимное удерживаемых лиц - произошло. Открытие двух новых КПВВ, которые носят гуманитарный характер. 10 ноября мы будем готовы открыть параллельно, одновременно в Золотом и в Счастье, Луганской области, два новых КПВВ. Я лично за это отвечаю, за открытие с украинской стороны, подконтрольной правительству, двух хабов. И я надеюсь, что оккупационные режимы с той стороны так же завершат свои инфраструктурные работы. А режим прекращения огня мы с вами уже обсудили. Нахождение новых и обсуждение локаций по гуманитарному разминированию. Мы сегодня почти достигли согласия - 19 новых локаций, о разминировании, их обсуждение завершено в группе безопасности, осталось просто об этом договориться. Более того, еще четыре локации, где может произойти разведение войск без риска, без потерь обороноспособности украинских позиций, также обсуждены, их координаты определены, осталось только договориться. То есть почти по всем пунктам. Почти по всем пунктам Парижа идет выполнение Минских соглашений. Если политическая воля у Российской Федерации останется на то, что они на самом деле готовы выйти из Донбасса, Минск можно выполнить. И нет никакой проблемы сесть на уровне лидеров нормандского формата и посмотреть Минск. Честно сказать: вот здесь он работает, здесь он может сработать, здесь он никогда не сработает. Давайте в спокойном режиме сделаем эту ревизию и перепишем.

НВ: Вы же сейчас являетесь хедлайнером процесса Минска. Как вы считаете, Россия готова к тому, чтобы пересмотреть пункты 8-11?

АР: Надо не так ставить вопрос. Готовы ли они пересмотреть пункт, или не готовы. Они будут готовы к переписи хоть всех 100%, если будут понимать, что ситуация изменилась и позиция и Германии, и Франции, Соединенных Штатов, Великобритании на стороне Украины является для них столь очевидной, что им просто не выгодна эта война.

НВ: А сейчас она им неочевидна?

АР: Сегодня они продолжают лелеять надежду, что они обвинят Украину якобы в нарушении Минских соглашений, и якобы потому европейские страны, которые не хотели бы воевать, а хотели бы торговать, начали бы двигать консенсус европейского общества и, возможно, снимут режим санкций. Возможно, после выборов в Соединенных Штатах что-то изменится по отношению к Украине и к России, и больше будет симпатии в пользу Российской Федерации. Но я думаю, что здесь они глубоко ошибаются, потому что есть такая философия deep state, глубинного государства, Соединенных Штатов. Я убежден, что ничего плохого не произойдет.

НВ: Алексей, как вы считаете, то, что мы потеряли Крым, что мы не воевали, что мы не сопротивлялись в Крыму, что мы фактически не оказывали сопротивление в Славянске, выпустили Гиркина, и так далее, это было не без помощи наших западных партнеров? Ведь господин Турчинов и все остальные говорят, что Обама их уговаривал просто не стрелять, и так далее. За все эти годы ничего такого наши западные партнеры, кроме санкций, не сделали для того, чтобы мы могли вернуть свою территорию. Должны ли мы, в принципе, смотреть, что думает Запад по этому поводу, если очень активной позиции нет?

АР: Во-первых, у меня, к сожалению, как и у любого из нас, есть профессиональная деформация, и у меня все-таки не прокурорский наклон, а адвокатский. Я не люблю кого-то обвинять. Трудно себе представить, в каком сложном положении было политическое руководство Украины в 2014 году. Я им не завидую. Поэтому они принимали те решения, которые они были вынуждены принимать тогда.

НВ: Я говорю о западных партнерах наших.

АР: Обвинять я бы никого не хотел. Это не в моих правилах. Но я убежден, что мы в первую очередь должны делать свое, и тогда с нами будут считаться и нас будут уважать. Такой опыт продемонстрировали мне хорваты во время моей командировки к ним, я изучал опыт Хорватии. До тех пор, пока хорваты не начали вести себя так, как они считают в интересах своей страны, с ними тоже сначала не очень считались. Выражали обеспокоенность, волнение и тому подобное. Помогать реально начало сообщество международное с того момента, когда хорваты продемонстрировали полностью готовность и военным способом освобождать оккупированные территории. И отсюда, с этого момента, начался и мандат Совета безопасности ООН, и введение переходной администрации, и миротворческие силы, и все остальное.

НВ: Намек поняла. Мы готовы, наша армия готова военным способом освобождать территорию Востока и Крыма?

АР: Я бы очень внимательно смотрел на события, происходящие в Нагорном Карабахе. 30 лет длился замороженный частично конфликт. 30 лет, кстати, на Минской площадке происходили переговорные процедуры, в том числе с участием международных партнеров в ОБСЕ. 30 лет гибли ребята из армянской и азербайджанской стороны. Прошло 30 лет, технологии изменились. Сегодня мы с вами наблюдаем события, которые происходят в Нагорном Карабахе. Знаете, у меня есть личные ощущения, я ездил изучать опыт в Хорватии. Следующий мой план - командировка в Соединенное Королевство, изучать опыт переговоров, чем завершились взаимодействия в том числе с Северной Ирландией. Но у меня есть такое четкое понимание, что после завершения боевых действий в Нагорном Карабахе, это будет моя следующая командировка - изучать опыт Нагорного Карабаха.

НВ: Господин Алексей, я не о командировке вас спросила. Я спросила, готова ли наша армия военным способом освобождать оккупированные территории?

АР: Наталья, я вам ответил так, как я ответил.

НВ: Все, понятно. Тогда честно говорите, я не могу пока ответить на этот вопрос. Смотрите, президент Зеленский 16 июня 2019 года сказал следующее: "Мы будем разрабатывать большую программу восстановления Донбасса. Сейчас мы будем срочно изучать вопрос жилья переселенцев. И 20 июня 2019 года добавил, мы не будем ждать окончания войны, мы уже сейчас начинаем работать на территориях Донбасса, которые мы сейчас контролируем". А где можно увидеть эту программу?

АР: Первое: я вам рекомендую воспользоваться возможностью и посмотреть на сайт Министерства по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий, который, кстати заблокирован генеральной прокуратурой и Роскомнадзором Российской Федерации, им не нравится, какую правду мы пишем на сайте.

НВ: Он заблокирован на территории России.

АР: Да. Но там чётко есть, на сайте опубликована концепция, которая проходит сегодня в центральных органах исполнительной власти...

НВ: Концепция - это же не программа.

АР: Вы дослушайте. Концепция, которую мы сегодня согласовываем, и она будет утверждена правительством, как раз по экономическому восстановлению подконтрольных правительству территорий Донецкой и Луганской областей. После этого будет писаться ряд законопроектов, которые будут внесены в парламент. И после того, как они будут проголосованы, мы будем с вами видеть не просто программу, а четкий правовой ландшафт, который регулирует территории приоритетного развития, который даст этот толчок прежде всего восстановления способности общин вдоль линии соприкосновения. А это 420 километров. И, в принципе, вся территория Донецкой и Луганской областей, плюс сейчас обсуждаем Херсонскую область в том числе, граничащей с админграницей Автономной Республики Крым и городом Севастополь. Поэтому на сегодня есть две составляющие - правовая и экономическая. Экономическая - это дать возможность всем территориям, которые почувствовали дыхание войны, на восстановление и на запуск. И эта модель потом сможет быть мультиплицирована соответственно на деоккупированные территории после того, как это произойдет. Правовой ландшафт, который будет сегодня вырисовываться, - это вопрос переходного периода.

НВ: Очень много людей, которые нас сейчас смотрят, не знают, что такое правовой ландшафт. Но они хотят понимать, когда будет жилье у переселенцев.

АР: У вас тогда, извините, при всем моем уважении лично к вам, есть немного путаница - жилье для переселенцев и восстановление Донбасса. Это совершенно разные вещи. Повторяю: полтора миллиона населения Украины, которые являются внутренне перемещенными лицами, разъехались по всей Украине. 150 тысяч проживает в Харьковской области, 150 тысяч, официально зарегистрированы, проживают в городе Киеве, 400 тысяч проживает...

НВ: Я вам еще раз прочитаю цитату президента...

АР: Госпожа Наталья, вы мне цитируете ситуацию по состоянию на 2019 год. А я вам даю информацию по состоянию на 2020 год, на почти ноябрь месяц. Ситуация изменилась, поэтому еще раз, вы же не знаете, поэтому дослушайте. Восстановление Донбасса и жилье для переселенца - это две совершенно разные вещи. Сегодня 25 млн евро мы получили от немецкого правительства, которое позволяет приобретать жилье. И сегодня решается, в каких именно областях необходимо обеспечить внутренне перемещенные лица. Есть люди, которые уже имеют это жилье, являются социально защищенными, являются не защищенными. В городе Мариуполе строится несколько домов, а в Ровенской области всего три тысячи внутренне перемещенных лиц.

НВ: Я так поняла, президент поставил эти фразы рядом. Он считает предоставление жилья для переселенцев частью программы восстановления Донбасса: "Мы будем разрабатывать большую программу восстановления Донбасса, сейчас мы будем срочно изучать вопрос жилья переселенцев".

АР: Госпожа Наталья, вот еще раз, вы живете прошлым, а я вам предлагаю жить будущим.

НВ: Я хочу у вас спросить, сколько на эту минуту уже дали, за последние два года - квартир переселенцам? У вас есть такие цифры?

АР: Еще раз повторяю: не путайте, пожалуйста, две вещи - восстановление Донбасса и обеспечение жильем внутренне перемещенных лиц. Ваше толкование фразы президента Зеленского в 2019 году сегодня нерелевантное. Услышьте меня, пожалуйста. Восстановление Донбасса - говорится о разрушенных территориях, где были заводы и фабрики. Восстановление Донбасса - это вопрос экологии, затопленных шахт. Вы знаете, что в 60-х годах в шахте Юнком был ядерный взрыв сделан? Вы знаете, что она была оставлена ​​в сухой капсуле и там должна откачиваться вода на постоянной основе.

НВ: Алексей, речь идет о восстановлении жизни людей, потерявших...

АР: А вы знаете, что радиационная вода поступает в питьевой слой. Вот восстановление Донбасса.

НВ: Понимаю.

АР: Построение жилья для внутренне перемещенных лиц, госпожа Наталья, это вопрос другой, который надо рассматривать. Поэтому на сегодня...

НВ: У людей также разрушена жизнь. И сегодня восстановление Донбасса - это помощь им.

АР: По решению правительства выделяется 300 тысяч гривен каждому жителю Донбасса, а именно - Луганской и Донецкой областей, чье жилье разрушено полностью. Ему компенсируется, в качестве компенсации за утраченное имущество 300 тысяч гривен, которые позволяют им начать решать свои жилищные проблемы. Эти деньги выделены сегодня в размере 20 млн гривен, это первый транш, который в качестве субвенции направляется на...

НВ: 300 тысяч гривен - это 10 тысяч долларов примерно, чуть больше.

АР: Это 10 тысяч евро, да.

НВ: А какое жилье можно купить за 10 тысяч евро?

АР: Вот вы меня не слушаете или не хотите слушать. Я повторяю: это сумма компенсации за факт, просто за факт утраченного имущества. Это не значит, что это компенсация за непосредственно конкретные квадратные метры. Но за 10 тысяч евро сегодня вдоль линии соприкосновения в Донецкой и Луганской области абсолютно легко возможно обеспечить свое временное жилье. Я это лично проверил. И сегодня люди обращаются в соответствующие созданные комиссии для получения этих средств. Вопрос восстановления с точки зрения каждого квадратного метра, это следующий этап, который сегодня прописывается.

НВ: Сколько людей уже получили эти компенсации?

АР: Это решение было проголосовано буквально полтора месяца назад, пока комиссии отрабатывают, поэтому отчет будет у нас в следующем месяце.

НВ: Еще неизвестно, я поняла.

АР: Да.

НВ: Свободная экономическая зона на Донбассе, о которой был один из вопросов опроса. Почему во время опроса, как говорится, еще нет конкретных результатов, не поддержали именно этот вопрос? Все остальные поддержали. Можно ли считать релевантным, как вы говорите, ответ на этот вопрос, если, скажем, на выборы пришли 30-35% людей?

АР: Я очень люблю анализировать, почему люди ответили "да" или "нет" на какие-то вопросы, которые проводят социологические исследования. На мой взгляд, именно формулировка была не совсем корректно написана. Я бы с авторами этого опроса поспорил. Потому что свободные экономические зоны имеют негативную коннотацию в украинском обществе и в экспортной среде, начиная с 90-х годов, когда первая свободная экономическая зона "Сиваш" была сделана, в 96 году, затем была "Трускавец", а затем была "Славутич". Связанные с этим определенные негативные последствия, в том числе злоупотребление с торговлей алкоголем, табаком и тому подобное. Сделки были. И поэтому свободная экономическая зона носит негативную коннотацию. Кстати, наши международные партнеры тоже не любят, когда мы пытаемся сделать где-то свободные экономические зоны. Если бы иначе сформулирован был немного вопрос, например, территории приоритетного развития, о которых я говорю, возможно, была бы немного другая статистика, кто не знает. Поэтому еще раз повторяю: общество, не разбираясь, зачем это надо делать, просто отреагировало на отрицательный, в их понимании, термин «свободные экономические зоны».

НВ: А зачем вопросы задавать обществу, если оно не может разобраться в этом вопросе?

АР: Это вопрос не ко мне, это касается авторов опроса, наверное.

НВ: Понятно. А этот скандал с Витольдом Фокиным, скажите, пожалуйста, было с ним собеседование, когда его назначали на эту должность? Собеседование президента, насколько я знаю, президент с ним встречался, с ним встречался господин Ермак. Вы с ним встречались?

АР: Мне кажется, что вы ошибаетесь. Если я внимательно читал все новости, то звучало, что у президента не было с ним встречи. Мне кажется. Может, я что-то путаю.

НВ: Одна из "слуг народа", госпожа Пидласа, сказала, что была встреча с президентом.

АР: Ну, может она что-то лучше знает. Я читал внимательно, даже объяснения Андрея Ермака, он, мне кажется, как раз об этом не говорил. Поэтому, я думаю, знаете, очень многие депутаты, у каждого из них есть свое мнение, они не всегда точно владеют информацией.

НВ: Понятно. Следовательно, не было встречи.

АР: Мне об этом неизвестно, я бы так ответил.

НВ: С вами было собеседование?

АР: Мне кажется, что с людьми уровня премьер-министр, президент термин собеседование не всегда уместен. Я думаю, была встреча и разговор.

НВ: Ну встреча, хорошо, назовем это разговором. Мне кажется, не так важно, было ли это собеседование или разговор. Вы же знали о взглядах Фокина, или нет?

АР: Взгляды, опять же, его видение и взгляды, это разные вещи, например.

НВ: Вы знали о его видении решения проблем на Донбассе?

АР: У меня лично ожидания следующие: когда первый президент Украины и первый премьер Украины, которые на руках создавали страну с точки зрения ее независимости и вообще свободного независимого поиска своего пути после развала Советского Союза, точно не могут никак предавать интересы этой страны. То, что мировоззрение, конечно, людей, которые росли в Советском Союзе, имеет соответствующую наследственность, это очевидно. Но я убежден в том, что и у Витольда Фокина совершенно нет антиукраинской позиции. Он видит иначе, он 25 лет был на пенсии, и ...

НВ: Тогда за что он был уволен?

АР: Он был оторван от политической жизни, в том числе и от медийной жизни. Поэтому я думаю, что он точно не имел в виду ничего плохого. Вот когда ему задавали вопросы, он отвечал так, как ему казалось было бы правильным. Он просто искренне отвечал.

НВ: Это же нормально, что он искренне отвечал?

АР: Любой человек в идеале должен искренне отвечать.

НВ: А за что он был уволен, как вы считаете?

АР: То, что его позиция, которую он высказывал, она не соответствует тактике ведения переговоров, она не соответствует идеологии украинской делегации, поэтому президент принял это решение.

НВ: Что именно в его взглядах, как вы считаете, острее всего не соответствует взглядам украинской делегации?

АР: Я так думаю, что, как минимум, в украинской делегации не было до этого момента никаких сомнений, что это продолжается война между Украиной и Российской Федерацией, агрессором является Российская Федерация. Все остальные украинцы, которые в этой войне находятся, даже мирное население, они заложники этой войны. И поэтому она называется Трехсторонняя контактная группа, где стороны конфликта - Россия и Украина, и посредник - ОБСЕ. А пытаясь найти путь примирения, пытаясь смягчить ситуацию и быть гибким, Витольд Павлович, отвечая на один из вопросов одного из народных депутатов во время встречи в комитете парламентском, ответил иначе, что он не видел доказательств этой войны. Он искренне сказал, что он не видел доказательств. Он не был на этой войне. Он сказал правду - он их не видел. Но это было воспринято достаточно, действительно, как позиция, что он не признает, что идет война между Украиной и Россией. И вот, я думаю, это и стало причиной.

НВ: Господин Алексей, у нас на связи журналист Алексей Якубин. Он задаст вам вопрос. Пожалуйста, Алексей, вы нас слышите?

АЯ: Да, слышу, добрый вечер. Господин Алексей, у меня к вам два вопроса. Первый вопрос: я знаю, что, когда в Мариуполе проводился форум, там выступал Владимир Зеленский, и он среди прочего говорил, что ключевой проблемой урегулирования конфликта на Востоке является отсутствие консенсуса в украинском обществе. То есть, не внешний фактор, а именно отсутствие консенсуса. И вот по этому поводу вопрос: насколько присутствуют в Трехсторонней контактной группе люди с разными взглядами. Я слышал, что вы говорили по поводу господина Фокина, но насколько я знаю, вы можете повлиять на подбор людей в Трехстороннюю контактную группу. Потому что складывается впечатление, что там люди только есть, скажем так, достаточно скептические по отношению к Минскому процессу, можно вспомнить и Казарина, и Гармаша, они это публично и высказывают. Это первый вопрос. И второй вопрос: вы приглашаете активно к работе Трехсторонней контактной группы и, кстати, в профильное министерство, специалистов украинских - конфликтологов, социологов? Потому что ваши предшественники, кстати, способствовали также формированию специальной магистерской программы "Урегулирование конфликтов и медиации" в КПИ. Вот, привлекаете или вы выпускников этой программы, или представителей этой программы к работе министерства?

НВ: Спасибо!

АР: Я по первому вопросу не совсем понял, в чем суть вопроса. Можно ли влиять на подбор людей?

НВ: Нет, он говорит, что вы влияете на подбор людей, которые работают в Минской группе. Он говорит, что там практически все люди, которые скептически относятся к выполнению Минского процесса. В том числе он назвал фамилии людей, которые входят.

АР: Это я услышал. Так вопрос в чем?

АЯ: Потому что я знаю, что предлагались, например, Энрике Менендес, и некоторые другие кандидаты, выходцы с Донбасса, которые могли присутствовать в Трехсторонней контактной группе на экспертном уровне.

АР: Смотрите, у нас присутствовали представители ОРДЛО от Украины, выходцы с Донбасса. Люди, которых вы назвали, они являются представителями Донецкого региона, Луганского региона. Поэтому этот квалифицирующий признак, который вы назвали, он уже решен.

АЯ: А с точки зрения взглядов?

АР: Для того, чтобы адекватно воспринимать мир, надо иметь критическое мышление. Поэтому для меня наличие критического мышления у всех членов делегации не является плохим признаком. Вы почему-то не назвали Константина Липнера, врача. Вы почему-то не назвали Вадима Горана, юриста. Вы же их не назвали, и у вас нет к ним вопросов. Поэтому у нас как раз сбалансированный, на мой взгляд, состав украинской делегации, который отражает украинское общество. И это очень важно. Если внутри группы научатся говорить между собой представители Донбасса с разными политическими взглядами, это означает, что у нас, в Украине, есть шанс. Отвечая на второй вопрос: да, мы привлекаем представителей различных курсов, опыта, экспертизы о проведении переговоров, как вы говорите, конфликтологии, мы изучаем очень внимательно все социологические исследования, которые сегодня делаются в Украине и делались, начиная с 2016 года. Если у вас есть какие-то предложения, я вам предлагаю мне написать непосредственно через Facebook в мессенджер, я готов с вами встретиться и послушать непосредственно. Приглашайте господина Менендеса на встречу, я читаю иногда его заметки, мне очень нравится критическое видение. Просто есть несколько, скажем так, категорий людей. Есть некоторые люди, фамилии которых и называть даже не буду, которые просто ради собственного пиара хотели участвовать в этих переговорах. Я перестал отвечать им на их запросы, они так же рассказывали об экспертной среде. Это просто люди, которые живут в своем фейсбучному мире, их где-то примерно там 20 они друг друга и лайкают. Вот эти точно не интересны для работы в украинской делегации. Потому что работа в Минске - это марафон, это не спринт. Это серьезная тяжелая работа, и ответственная. Если вы готовы - я приглашаю.

НВ: Спасибо. Спасибо, Алексей, за то, что включились. А мы продолжаем конкретные вопросы, очень практичные. Президент Зеленский 8 июля 19 года, это было полтора года назад, сказал следующее: "Вы знаете, чтобы получить пенсию, человек должен раз в 60 дней пересекать КПП для получения пенсии. Мы предложили следующий шаг - пожалуйста, давайте позволим людям быть людьми. Мы предложили срок в год". Как мне называли цифры, 26 пенсионеров умерли в пунктах пропуска в прошлом году, пять уже в этом году, во время карантина. Как решить вопрос получения пенсий, которые не получают там люди? Пенсионеры - это же фактически очень пожилые люди?

АР: По состоянию на сегодня мы решением правительства сняли ограничения в 60 дней, до того, пока не будет завершен полностью карантин. Кроме того, мы четко написали в постановлении правительства, после завершения карантина, плюс два месяца, в спокойном режиме люди будут иметь возможность провести верификацию своего состояния, то, что они являются пенсионерами, подчеркиваю, пенсионерами, которые являются внутренне перемещенными лицами. По решению предыдущих составов правительства пенсию получают лица, являющиеся внутренне перемещенными лицами, даже если они проживают временно, на временно оккупированных территориях. Вопрос решения обеспечения пенсионного всем, кто в свое время действительно честно заработал эту пенсию и проживает на оккупированных территориях и не согласился в свое время, это вопрос принятия отдельного решения. Моя личная позиция - что все люди, которые заработали свою пенсию своим трудом, и они отчисляли те пенсионные сбережения, где бы они ни жили - в Канаде, в Брюсселе, в Донецке или в Луганске, должны получать эту пенсию. Это абсолютно.

НВ: Чего сейчас не происходит.

АР: Чего сейчас не происходит. Поэтому сейчас вопрос, опять же, возможности бюджета государства, Пенсионного фонда, обеспечить выплату всем пенсий. Сегодня действительно есть ограничения. Но мы работаем, опять же, с Ощадбанком. И сегодня, кстати, я утром собирался Ощадбанк снова сообщил о том, что все карточки Ощадбанка, на которые поступают накопления, срок их действия даже тех, что просроченные, продлены до 1 января 2021. То есть, пенсионеры, которые не имеют возможности пересечь КПВВ из-за карантина, и не могут, соответственно, продолжить, получить новую карточку, могут не переживать, все их сбережения на той карточке остаются, карточка, срок действия ее продлен, хотя он и закончился. Когда откроются КПВВ в Луганской, или в Донецкой области, они будут пересекают границу и будут получать свои деньги.

НВ: Вопросы очень конкретные от зрителей сейчас буду вас спрашивать. Их очень много. Вопрос такой, ребром: почему за шесть лет ков жизни переселенцев на подконтрольной территории Украины так и не появились рабочие системы обеспечения социальных гарантий людям пожилого возраста, которые бежали от войны?

АР: Рабочие системы социальных гарантий?

НВ: Ну, так чтобы люди не ездили через КПП, чтобы они получали по карточкам, ну можно же было что-то придумать, какую-то систему?

АР: Да система может быть придумана, но эта система должна соответствовать уверенности, что эти люди существуют. Потому что у нас к сожалению было много случаев, когда не пенсионеры получали пенсию, а с карточками приходили неизвестные люди. И это уже выглядело как мошенничество. Поэтому, чтобы избежать этих мошеннических действий, вынуждены были ввести режим верификации. Потому что, еще раз повторяю, было решено, что пенсионное обеспечение ... Оно мне не нравится, но другого варианта, с точки зрения мощности бюджета, не было. Только пенсионное обеспечение для тех, кто является внутренне перемещенными лицами. Если вы проживаете на территории Украины подконтрольной правительству, а не вернулись обратно на временно оккупированную территорию, я убежден, у вас точно вообще не существует с этим проблем. Сегодня приблизительное количество людей, пенсионеров, которые зарегистрировались и поехали обратно – 272 тыс. Это данные соответствующего реестра, которые мы имели на момент введения карантина. Это не полтора миллиона населения.

НВ: Еще вопрос от зрителей: не раз говорилось о необходимости на КПП организовывать на постоянной основе работу паспортных служб, юстиции, банков, аптеки и так далее. И что сделано, чтобы уроженец Донбасса без проблем получил свой первый паспорт?

АР: Абсолютно правильное замечание и запрос. За шесть лет не было ни одного объединенного владельца всех КПВВ. Мы только сейчас начинаем брать под контроль, министерство, которым я занимаюсь, все КПВВ. Первое решение приняло правительство о передаче в ведомство КПВВ на Чонгаре, это в Херсонской области. Я надеюсь, я повторяюсь, что в начале ноября мы откроем первый КПВВ в населенном пункте Счастье, который будет современным. И именно там будет ЦНАП, Центр предоставления административных услуг, в котором люди смогут обеспечить все свои запросы. На Чонгаре и в Каланчаке уже есть действующий ЦНАП. Я лично ездил туда и совершил акт регистрации гражданского состояния. Я женился в ЦНАП, на Чонгаре, на административной границе с Крымом.

НВ: Я, кстати, вас поздравляю с бракосочетанием, которое было недавно.

АР: Я подтверждаю это вам. Спасибо. Поэтому вопрос нашего телезрителя абсолютно подходящий. Поэтому в Счастье мы планируем наличие и юридических консультаций, и отделение банка, и отделение почты, и комнату матери и ребенка, и медицинские услуги, и, конечно, Центр предоставления административных услуг.

НВ: Еще вопрос от зрителей: что вы знаете о мониторинге проживания на подконтрольной территории людей, как государство поддерживает тех, кто потерял все, прежде всего речь о престарелых и семьях с детьми, которые до сих пор не смогли найти себя из-за сегодняшней экономической ситуации. Что, кроме декларации, помощи и копеечных выплат, делало государство? Есть какие-то рабочие программы по перепрофилированию, трудоустройству, предоставлению жилья и т.д.?

АР: Это совершенно разные программы. У нас есть программа поддержки тех, кто пострадал, непосредственно был в плену. Это программа имени Левка Лукьяненко, это одна программа. Программа, о которой я говорил, по обеспечению жильем при поддержке, в том числе, правительства Германии. Это вторая программа. У нас есть горячая линия, куда непосредственно люди могут обращаться, если у них есть непосредственно ... Слово такое мониторинг плохой или хорошей жизни, конечно, такого понятия нет. Оно достаточно так сформулировано не совсем мне понятно. Что значит мониторинг? На постоянной основе существуют ответственные подразделения, ответственный заместитель министра, который коммуницирует, очень большое сотрудничество ...

НВ: Вот смотрите, мониторинг, я вам скажу, если вы не понимаете, что это, я вам скажу. Это означает, есть ли у власти и у людей, представляющих власть по этим вопросам, в частности у вас, представление - сколько людей трудоустроены, сколько перепрофилированы, сколько получили помощь, скажем, кто многодетный, и так далее. Понимаете ли вы размеры беды этой. И оказания помощи. Вот и все.

АР: Конечно. Размер беды – 9,5 миллиона украинцев, пострадавших от войны с Российской Федерацией. Вот вам размер беды. Размер беды - это, по оценке, 100 миллиардов долларов потерь государства только от разрушенного Донбасса. Размер беды - это 22 миллиарда долларов минимальная сумма, которую нужно будет на восстановление и запуск после деоккупации Донбасса. Вот вам размер беды. Поэтому, если вы хотите от меня услышать сейчас статистические данные по каждому ...

НВ: Сколько людей потеряли жилье и сколько получили, сколько людей получили помощь в перепрофилировании на другую профессию, и тогда мы будем понимать, как государство помогает этим людям.

АР: Смотрите, если вы хотите знать статистические данные по каждому, тогда надо нам с вами было договариваться, я бы пришел вот с таким талмудом, по каждой позиции и дал бы вам ...

НВ: Не по каждому. Вообще, как идет этот процесс?

АР: Процесс ... Я вам повторяю ... Ну вот вы спрашиваете, я понимаю, у нас Хард ток, я готов быть в этом режиме, но еще раз повторяю: если вы хотите, чтобы я вам сыпал статистическим данным, у нас будет неинтересна беседа. Поэтому надо было сказать - Алексей, принеси статистику, я по каждому просто читал бы цифры. Я говорю, что представление есть, миллион 500 внутренне перемещенных лиц. Кто-то трудоустроен, кто учится, кто-то обеспечен жильем. 500 тысяч, треть, не нашла себя на подконтрольной правительству территории, и вернулась назад. Вот вам объемы. Значит, миллион остался. Я говорю – 400 тысяч в Донецкой области проживает, 150 тысяч. -в Харьковской, 150 -в Киеве, еще 100 - в Киевской области. И так далее, и так далее, но у каждого из них своя жизнь, имеется в виду своя судьба.

НВ: Это понятно. С этого миллиона, сколько получили жилье от государства?

АР: от государства я не готов вам сказать, сколько получили жилье, потому что государство не обеспечивает жильем бесплатно. Государство обеспечивает жильем помощи, или через кредиты, или через субвенции, или путем предоставления служебного жилья, и это очень зависит. Потому что вот, например, в городе Мариуполе построили дом, дали бесплатно жилье, в котором дали возможность проживать многодетным семьям. Они заселились и там живут. Далее возникает вопрос - это временное жилье, с оценкой, что они дальше переедут, будут и так далее, и так далее. Нет четкой сегодня статистики, к сожалению. Я шесть месяцев занимаюсь тем вопросом, что происходило шесть лет. А знаете, почему? Потому что никто честно не говорил, что эта война продлится неизвестно сколько. Потому что мы все ждали, что она завершится в 15-м году. Поэтому внутренне перемещенные лица не получали права голосовать на местных выборах, так как считалось, если им дать право голосовать сегодня в Боярке или в Фастове, или в Ирпене, за мэра, на территории которого они проживают, они никогда не вернутся на оккупированные территории и не будут там потом заселяться. Такая была государственная политика.

НВ: Часть из них и так уже никогда не вернется туда. Скажите, пожалуйста, мы часто говорим о том, и это многие люди подтверждают, что самое сложное, возможно, это возвращать людям их души, потому что война - это очень тяжелая вещь. У кого погибли родные, у кого погибли родители, еще что-то. И вот вопрос Макса Бужанского, народного депутата, он сегодня публично написал, к нашему анонсу, и я вам его зачитаю: "Очень простой вопрос - можно ли упрекать коллаборантством жителям ОРДЛО, если у нас два проспекта столицы носят имена коллаборационистов? Если Алексей скажет, что это разные вещи, то голоса за инициативу следует искать во фракции ЕС, и я свой не дам". Вот как вы смотрите, вообще, на решение этих гуманитарных проблем, как относитесь к людям, которые сейчас живут на неподконтрольной территории?

АР: Я эту позицию свою не меняю, я всегда ее повторял и повторяю: я убежден, что подавляющее большинство людей, проживающих на оккупированных территориях, являются заложниками. Заложниками ситуации, заложниками оккупационного режима, заложниками невозможности уехать от этой войны. Поэтому когда я говорю, что нам надо принимать ...

НВ: И называть их коллаборационистами - это преступление.

АР: Я говорю, что надо принимать закон о переходном периоде, в котором включать целый блок переходного правосудия и четко определиться, кто является преступником, кто коллаборантом, потому что он служит оккупационному режиму сознательно, и отказался от своей Украины, а кто живет там и вынужден там выживать. И это разные абсолютно категории. Но для того, чтобы кого-то обвинять или в коллаборации, или в преступлении, надо четко определиться в терминологии и с объективным составом или преступления, или иного правонарушения. Поэтому сегодня персонально кого-то обвинять - это неправильно. Но мы ... Простите, не нравится правовой ландшафт, я просто опять же, юридический извращенец, но речь идет о том, что мы должны выписать правовые нормы и четко сказать, кто является преступником, кто не подлежит амнистированию ни в коем случае, потому что он убивал, он занимался пытками, и так далее. Кто прислуживал, но был коллаборантом сознательным, потому что ему это нравилось, он поддерживал этот режим, но не совершал преступления с кровью на руках.

НВ: А как вы будете отличать сознательных коллаборационистов от несознательных, от тех, кому нужно было семью кормить? Бухгалтер - это сознательный коллаборационист, на предприятии?

АР: Смотрите, как на сегодняшний день правосудие различает того, кто украл курицу случайно или намеренно. Для того и существует правосудия. Для того и должны дальше работать законы, когда четко будет написано, есть понятие умышленное преступление, неумышленное преступление, вынужденное преступление, и так далее. Поэтому сегодня я не хочу кого-то персонально обвинять, называя имена и фамилии. Сначала пусть разберутся соответствующие органы, имеющие законодательную базу. Вот почему важно. Я вам скажу, Хорватия прошла четыре волны амнистии для того, чтобы нормировать и построить мирную жизнь. Разоружение, демилитаризация. Поэтому сегодня я точно никого не хочу называть преступником. Но точно там есть и преступники, есть и коллаборационисты, но их маленький процент. Наибольший процент - это нормальные люди, они выживают там, они являются заложниками. И их надо освободить.

НВ: Хочу вам лично один вопрос задать, и это, он не мой, он одного из наших зрителей, поскольку были выборы и все вспоминали времена Черновецкого, говорили о том, почему Кличко стал лидером, и так далее. Анна Нестерова у вас спрашивает: был в вашей биографии такой эпизод, актуальный и злободневный для Киевсовета сегодня? Середина нулевых, первая сессия Киевсовета после выборов. Блоку Леонида Черновецкого не хватает голосов для избрания Довгого секретарем Киевсовета и идет скупка. Пять депутатов от Европейской партии Катеринчука лидер партии от греха подальше закрывает в рабочей комнате на Крещатике. Три человека вылезают через окно и бегут в сессионный зал голосовать за Довгого. Два мужественно остаются в закрытом помещении. Одним из них были вы. Был такой эпизод в вашей жизни?

АР: Был такой эпизод. Уточнение - это было не на Крещатике, а на Институтской, в офисе Николая Катеринчука, идея собраться там и закрыть была моя. Мы пригласили трех будущих предателей для того, чтобы убедить, чтобы они не шли голосовать.

НВ: А кто были эти предатели?

АР: Один - летчик компании "Аэросвит", я уже фамилии не помню, второй стал затем председателем бюджетной комиссии, а третий был, кажется, или в строительной или в какой-то там комиссии. Выяснилось, что 2 часа Черновецкий затягивал сессию, потому что ему не хватало именно этих трех голосов, и были МЧСовцы, были пожарные машины с лестницей на второй этаж, чтобы через окно их вытащить, и они пошли и проголосовали, и добавили голосов Олесю Довгому. Мы потом с Олесем даже виделись и обсуждали эту историю, лет через два или через три. Он сказал, что это им очень потрепало нервы, сказал правду, что так и было. А мы с господином Лановым вдвоем остались в нашей позиции, и было самое смешное после того, через полгода, тогда фракционное ограничение было до двух депутатов, я был главой фракции, а Лановый был членом фракции, журналисты смеялись - депутат Резников возглавил депутата Ланового, даже так писали. Там, кстати, мы познакомились с Виталием Кличко, именно во время этих событий.

НВ: Хочу спросить вас об Олесе Довгом. Он - депутат нынешнего созыва, девятого. Но, судя по статистике, он практически не ходит в Верховную Раду. Зачем такие люди становятся депутатами?

АР: Я вспомнил фильм "Адвокат дьявола", финальная фраза устами Аль Пачино. В русском языке тщеславие, в украинском - марнославство, тоже мой любимый грех, сказал один из главных героев. Поэтому мне кажется, что многие люди шли в Верховную Раду, или на другие должности, так, ради тщеславия. Я вам скажу, в 2014 году мне удалось с согласия Виталия Кличко ввести систему индивидуального голосования в Киевсовете. Это единственный парламент в Украине, где сегодня существует сенсорная кнопка, которая делает невозможным голосование друг за друга. И она диктует пребывания в сессионном зале. Я считаю, что в Верховной Раде тоже можно было бы это сделать ...

НВ: Причем давно уже.

АР: Давно.

НВ: На это были выделены деньги уже давно.

АР: И я, честно говоря, удивлен, что до сих пор нет политической воли у руководства Верховной Рады уже нескольких каденций это сделать. Не понимаю, почему ничего не делается.

НВ: Алексей, а по вашему мнению, вы же давно уже живете в Киеве, Киев - комфортный город для проживания?

АР: Очень.

НВ: А что для вас является опциями комфорта? Вы сказали очень так уверенно. Вы можете проехать по городу без пробок?

АР: Не всегда и не везде, но я до того, как пошел на эту должность ...

НВ: Дороги, мосты вас в принципе устраивают?

АР: Я очень много путешествовал. Очень много. Или по бизнесу, или как турист. По многим странам мира. У меня в моей записной книжке 70 стран отмечено, в которых я побывал. Пробки есть всюду. Вот везде, любую страну, которую вы мне бы назвали, есть пробки и заторы, в зависимости от времени. Поэтому это абсолютно понятная история. И по-разному их пытаются решить. Поэтому, если ты понимаешь, как пользоваться, и пользуешься общественным транспортом, метро, велосипедом, в зависимости от погоды, ты можешь этого избегать. Ну я передвигаюсь, у меня нет мигалок, у меня нет эскорта, я передвигаюсь. И я умею попадать там, где мне нужно. Если надо - сажусь на фуникулер, если надо - сажусь в метро. Когда я готовил Евровидение 2017 года, как ответственный от города - я ехал на метро.

НВ: Мы сейчас не будем отвлекаться, как вы передвигаетесь.

АР: Для меня комфорт - это наличие многих зеленых территорий, зеленых парков и скверов, это наличие хорошего сервиса в заведениях общественного питания. Я считаю, что в Украине лучший сервис, чем где-либо в мире.

НВ: А какое отношение имеют рестораны киевские к работе мэра? Это же в принципе бизнес делает?

АР: Организация среды, в которой хочется делать бизнес, означает, что местные власти такую среду создают. Это абсолютно нормально. Это поддержка бизнеса. Неважно, это Киев или Одесса, или Харьков, или Днепр. Если там комфортно бизнесу, значит, местная власть такую среду создает. Одновременно в Киеве невероятно, это я точно знаю, слышат голос общественности. Например, Киев первый город, где были введены электронные петиции, Киев - первый город, где был введен бюджет участия, я точно знаю о тех инициативах. Я субъективен к Киеву, я его люблю...

НВ: Блиц с Алексеем Резниковым. Это уже короткие вопросы и короткие ответы. Почему вы публично не поддержали право людей на выбор? Я имею в виду голосования на Донбассе.

АР: Я не противоречил праву людей на выбор. Но я убежден, что если их право подвергается опасности, то надо это право временно ограничивать.

НВ: Почему Ермак как глава Офиса президента занимается вопросами внешней политики, а не, скажем, сам президент и министр иностранных дел?

АР: Я убежден, что это решение президента, как он распределяет функции между членами своей команды. Министр иностранных дел занимается, как представитель правительства, по поручению президента, а председатель Офиса решает те задачи, которые ему ставит президент. Это нормально, это логично. Потому что внешняя политика сегодня одна из важнейших на повестке дня у президента.

НВ: Когда мы узнаем, в каком виде нужна амнистия на Донбассе и как это будет происходить?

АР: Надеюсь, что проект закона о переходном периоде, и в том числе элемент амнистии мы попробуем представить в парламенте не позднее первого квартала следующего года.

НВ: А почему власть и Генпрокуратура не занимались не фейковыми, а настоящими уголовными делами лидеров оппозиции?

АР: А кто такие в оппозиции, и кто лидеры, и почему?

НВ: Смотрите, в стране есть оппозиция ... Например, не является членом правящей коалиции и монобольшинства, скажем, Кличко и партия «Удар».

АР: Их вообще в парламенте их нет.

НВ: У них были проблемы - первый заместитель был уличен во взятке, еще был ряд проблем. Почему никто не занимался ими? Так и по другим можно сказать.

АР: Во-первых, вопрос оппозиции - очень расплывчат, кто вызвался, и он оппозиция ....

НВ: Петр Порошенко был яркой оппозицией?

АР: Не знаю, если Петр Алексеевич себя заявляет как оппозиция, то был, наверное, а если нет - то, мне кажется, что у нас нормальный политический ...

НВ: А для вас секрет, что он есть оппозиция?

АР: Для меня очевидно, что в Украине демократический строй и политический плюрализм. И я считаю, что притеснения любой политической силы, оппозиции, пропозиции, кого угодно, точно неуместны. Я, как адвокат, считаю, что этого быть не должно. Нельзя через прокуратуру преследовать любого по политическим ... Янукович это уже сделал, чем это закончилось? Изгнанием в Ростов.

НВ: Есть ли статистика, где и как живут люди, которые покинули в 2014 году Донбасс?

АР: Такой статистики нет.

НВ: Почему с начала карантина закрылись несколько КП? Известно ли вам, каким образом сегодня люди попадают на подконтрольную или неподконтрольную территорию?

АР: С начала карантина были временные ограничения, в том числе с украинской стороны. Затем они были сняты, но оккупационный режим в Донецкой области так и не открыл КПВВ. В Луганске был открыт КПВВ, он работал в Станице Луганской. Две недели назад были вынуждены ограничить пересечение, в связи с тем, что очень плохие показатели на оккупированных территориях. Многие люди идут оттуда инфицированные, поэтому в интересах безопасности жителей Луганской области было принято решение командованием ООС на временное ограничение.

НВ: Подтверждаете ли вы цифру, более 100 тыс. пенсионеров сегодня не получают выплату пенсий и связано это как-то с проблемами нашего Пенсионного фонда?

АР: Нет, с Пенсионным фондом не связано никак. Я подтверждаю, что это цифра 272 тысячи пенсионеров, проживающих на временно оккупированных территориях, из-за ограничений карантинных не могут попасть на подконтрольную правительству территорию Украины и получить деньги.

НВ: Как им жить?

АР: Я точно знаю, что они получают в том числе вторую пенсию там.

НВ: Готовы ли вы вести диалог с жителями ОРДЛО?

АР: Я веду диалог с жителями ОРДЛО, даже общаясь с вами.

НВ: В каком формате?

АР: Мы общаемся с жителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей через СМИ, через прессу, если они захотят - напишут мне напрямую. У нас есть страница на сайте министерства, мы готовы отвечать всем.

НВ: Готовы ли вы отвечать по скайпу, или еще как-то?

АР: Если будет такая инициатива, мы будем говорить со всеми, кто захочет, потому что это граждане Украины, с которыми мы должны говорить. Мы не имеем права разрывать социальные связи. Ни в коем случае.

НВ: Из каких источников вы узнаете о событиях, которые происходят в ОРДЛО и вообще, какие настроения у людей, что они хотят, и так далее?

АР: Начиная с того, что нам пишут жители и Донецк, и Луганск, и Горловки, пишут в мессенджере в Facebook, мы пользуемся социологическими исследованиями, мы пользуемся общением с гуманитарными организациями, от Международного красного креста, который имеет там свои представительства, другие, от общественных активистов, которые нам очень помогают. И включая разведывательное общество в том числе.

НВ: Недавно, когда президент Зеленский был избран, он сказал, что он себе дает год на выполнение обещания, что будет мир в Украине, что будет восстановление территории. Год уже прошел, как вы считаете, удастся ли президенту Зеленскому завершить войну в этом году? А если не получится, что будет дальше?

АР: Я немножко иначе толкую слова президента. Он сказал, что он берет себе год идти по сценарию, который был написан до него. По сценарию, который был написан в 2014 году. Имеются в виду Минские соглашения - как они были написаны. Он это по сути сказал 9 декабря, как я это воспринимаю, в Париже. Поэтому вот 9 декабря пройдет этот год - соответственно президент будет принимать решение.

НВ: Удастся что-то решить в этом году, или нет?

АР: Война в этом году не будет завершена. Потому что очень много времени надо на вывод иностранных войск Российской Федерации.

НВ: Спасибо, что вы пришли сегодня.

Популярное видео

Источник Украина 24 Теги