"Хотим успеть за шесть-семь месяцев": Олег Уруский о задачах нового министерства

"Есть целый комплекс вопросов, который требует немедленных изменений"

"Хотим успеть за шесть-семь месяцев": Олег Уруский о задачах нового министерства

В студии программы "Украина вечером" на телеканале "Украина 24" - новоназначенный вице-премьер по оборонно-промышленному комплексу, министр по вопросам стратегических отраслей промышленности Олег Уруский.

Программа была в эфире 16.07. Чтобы посмотреть видео программы, перейдите в конец интервью.

Итак, Олег Уруский у нас в студии, новоизбранный вице-премьер-министр по вопросам стратегических отраслей промышленности. Вы слышали упреки от представителей разных фракций?

ОУ: Да.

И как вы можете в нашем эфире прокомментировать? В частности, начнем с госпожи Устиновой, которая обвиняет вас в дерибане.

ОУ: Спасибо. Прежде всего, я хотел бы поблагодарить за возможность сегодня быть в эфире канала. И прежде чем ... Я понимаю, что у нас плюрализм в стране, и каждый депутат имеет право на свое мнение, безусловно. Но, когда бросаются такими серьезными обвинениями, надо оперировать конкретными документами. Я могу сказать, что, действительно, я был главой наблюдательного совета частного акционерного общества "Радар". Это был период с июня где-то до конца декабря 2014 года, и за время моего председательства наблюдательным советом никаких решений не принималось относительно отчуждения любых территорий или земельных участков завода "Радар".

Тогда, может быть, вы на госпожу Устинову в суд подадите за клевету?

ОУ: я не хотел бы сразу начинать свою деятельность с того, что вмешиваться, входить в судебную тяжбу. Я хочу просто, чтобы понимали, я мог бы сказать, что за то время, пока я был председателем наблюдательного совета, завод "Радар" работал пять дней в неделю. И завод через год еще после того, как я уже ушел, еще имел заказов на 200 млн гривен. А когда сменилось руководство завода "Радар", то через два года завод был доведен до банкротства. На сегодняшний день завод работает один день в неделю. Почему об этом депутаты не говорят.

И в этом контексте, какие у вас есть, как у вице-премьер-министра по вопросам развития стратегических отраслей промышленности, планы на ближайшие полгода?

ОУ: Бесспорно, планов очень много, потому что времени на раскачку нет. Состояние нашей промышленности - катастрофическое. Нет системности в продвижении вперед. Мы знаем значительные объемы падения во всех практически отраслях промышленности. Поэтому команда, которая со мной зайдет в министерство, готова сразу включаться в работу. И мы понимаем, что наряду с тем, что нам придется решать много организационных вопросов, так как создание нового ведомства занимает определенное время, но мы ...

Сколько?

ОУ: Мы планируем, что часть людей будет работать над организационными вопросами, а часть команды будет работать сразу над теми проектами законов, над теми предложениями, которые мы будем представлять правительству.

Какие это могут быть проекты законов? Какие главные задачи вы ставите перед собой?

ОУ: Сейчас много сделано уже наработок. Сделаны наработки по внесению изменений в закон об особенностях управления предприятиями оборонно-промышленного комплекса, сделаны наработки по внесению изменений в закон о корпоратизации предприятий оборонно-промышленного комплекса. Сегодня, вот буквально, мне кажется, Верховная Рада должна была рассматривать во втором чтении уже вопросы, связанные с государственным оборонным заказом. Целый комплекс вопросов, который требует немедленных изменений - это и реформа самого государственного концерна Укроборонпром. Я знаю, что есть наработанные действующей командой материалы и их видение этой реформы. Думаю, что мы их обязательно рассмотрим и моя позиция, что этот концерн в том виде, в котором он сегодня существует, дальше не может существовать. Он должен быть трансформирован, реформирован, и многие предприятия в концерне сейчас - те, которые давно потеряли связь с оборонной промышленностью, они будут из концерна выведены и переданы в Фонд имущества для дальнейшей приватизации или продажи. А те предприятия, которые должны составить основу нашего украинского оборонно-промышленного комплекса, они будут сформированы в холдинговые компании. Сегодня Укроборонпром говорит о кластерах, я сторонник того, чтобы мы действовали в поле законодательном, которое есть у нас, в нашем Гражданском кодексе. Там вопрос кластера, насколько я помню, отсутствует. Поэтому я еще в 14 году предлагал перейти к системе холдингов по направлениям. Их может быть семь-восемь, а трансформация концерна должна состояться в государственную холдинговую компанию, которая будет управляющей холдинговой компанией, управлять этими холдингами.

Ну, собственно, более подробно о реформе Укроборонпрома мы поговорим чуть позже. Сейчас будем двигаться к другой теме и другим размышлениям.

Не то чтобы к другой теме, скорее к другим мнениям. Как вы сказали, плюрализм мнений присутствует, и существует такое мнение, что идея создания министерства развития промышленности в частности оборонно-промышленного комплекса, она обречена на провал. В этом, по крайней мере, уверена генеральный секретарь независимого антикоррупционного комитета по вопросам обороны Елена Тригуб. Говорит, что в Украине нет значительных ресурсов, чтобы это обеспечить. Кроме того, эта инициатива может негативно повлиять на отношения с международными партнерами...

Я, если честно, тоже не до конца понимаю для чего нам создавать отдельное министерство, которое будет заниматься вопросами промышленности, в частности, вопросами оборонно-промышленного комплекса. И как будет заниматься? Министерство будет типа как управлять предприятиями оборонно-промышленного комплекса, т.е регулировать деятельность предприятий оборонно-промышленного комплекса и контролировать предприятия оборонно-промышленного комплекса? Для чего все это в одни руки?

ОУ: Нет. Я - категорический противник того, чтобы министерство брало на себя эти функции, о которых вы говорите. А министерство, то есть, речь не будет идти о том, чтобы непосредственно руководить предприятиями, вмешиваться в их хозяйственную деятельность, то, что делает, кстати, сегодня государственный концерн Укроборонпром. Если вы пообщаетесь с директорами наших оборонно-промышленных предприятий, входящих в наш концерн, они многое могут очень интересного рассказать, каким образом происходит сегодня взаимодействие аппарата Укроборонпрома и предприятий. Я четко понимаю, и у меня есть видение функций и задач нового министерства. Прежде всего, это разработка государственной политики в сфере оборонно-промышленной и в сфере стратегических отраслей промышленности. Часто спрашивают, какие отрасли промышленности будут отнесены к стратегическим.

Да.

ОУ: Я думаю, что не случайно название министерство по вопросам стратегических отраслей промышленности, а не оборонно-промышленного комплекса. Потому что, во-первых, мировая практика показывает, что нет нигде в цивилизованных странах, в развитых странах мира, и в европейских, и в азиатских, и на американском континенте, названий центральных органов исполнительной власти, входящих в состав правительств этих стран, названия оборонно-промышленный комплекс. Другой вопрос, что у нас, пока наша экономика и, в частности, предприятия ОПК, это существенная доля государственных предприятий, поэтому именно сегодня, если брать нашу нормативно-правовую базу, то у нас есть действующий указ президента еще 2008 года, который определяет , что именно оборонно-промышленный комплекс относится к стратегическим отраслям. Но сегодня это может быть так, и это нормально, потому что, я считаю, что это абсолютно логично, мы воюющая страна, у нас сейчас этот комплекс нуждается в реформах, требует серьезных изменений. Но все должно быть не хаотично, и не сами они себя должны реформировать, а государство должно, которое заинтересовано в том, чтобы иметь украинский именно оборонно-промышленный комплекс. Те задачи ...

Так вы будете заниматься предприятиями оборонного комплекса, или проблемами промышленности в целом?

ОУ: Нет. Я высказал тезис, что министерство станет родным домом для всех промышленников. Мы, по мере, если будут возникать вопросы ...

Но оборонный комплекс любим больше?

ОУ: Я бы не сказал, что любим больше. Просто задач на сегодня гораздо больше в оборонно-промышленном комплексе, и государственной собственности там гораздо больше. Если мы возьмем металлургию, там есть свои проблемы, в химии также есть свои проблемы, в легкой промышленности, в деревообрабатывающей, в машиностроении также есть проблемы. Поэтому мы готовы к сотрудничеству со всеми нашими партнерами, а это Украинский союз предпринимателей и промышленников, Федерация работодателей Украины, ассоциации всех этих отраслей промышленности, в которых есть наработки, я знаю эти наработки. Мы будем также помогать их продвигать вперед, потому что указ президента о целях устойчивого развития Украины до 2030 года говорит именно о том, что одной из таких целей является комплексная индустриализация и инновация.

Ну, а теперь давайте все же вернемся и подробнее поговорим о реформе Укроборонпрома. Комитет по национальной безопасности зарегистрировал законопроект, который создает условия для реорганизации Укроборонпрома. Предприятия концерна станут государственными акционерными обществами. Они смогут создавать совместные предприятия с иностранными партнерами и привлекать прямые инвестиции в отрасль. Планируется создать шесть государственных холдинговых компаний - авиационной, авиаремонтной, ракетостроительной, бронетанковой групп, а также радарных и морских систем. И прямо сейчас можем пригласить к нашему разговору заместителя генерального директора концерна Укроборонпром. Мустафа Найем с нами на связи, видеосвязи. Добро пожаловать, господин Мустафа.

МН: Добрый вечер.

Собственно. Сейчас в нашей студии присутствует новоназначенный вице-премьер-министр по вопросам стратегических отраслей промышленности, господин Олег Уруский. И мы говорим о реформировании Укроборонпрома и о том, что вы сейчас зарегистрировали законопроект, о котором я только что рассказала.

МН: Да.

Господин Мустафа, насколько я понимаю, вы не знакомы лично с господином Уруским, и он только в нашем эфире сказал, что его идеи реформирования Укроборонпрома отличаются от тех идей, которые были раньше. А когда вы планируете начать коммуникацию между Укроборонпромом, между новым министерством, для того, чтобы начать реформу, так сказать, оборонно-промышленного комплекса?

МН: Ну, во-первых, мы действительно не знакомы. Я поздравляю Олега Семеновича с назначением. Я надеюсь, что ему удастся все, что он задекларировал. Мы действительно тщательно изучали все идеи Олега Семеновича, которые он высказывал и в эфирах, и в статьях, и в своих интервью. Во многих вещах мы совпадаем, более того, нас радует то, что господин Олег является человеком, который разбирается в этой области очень много лет, и имеет опыт и институциональную память. Мы понимаем, что у Олега Семеновича есть и понимание того, каким образом реформировать эту отрасль. Поскольку и то, что мы подготовили законопроект, который зарегистрировали в Верховной Раде, он отражает, наконец, те постановления правительства, решения Совета национальной безопасности, указы президента и стратегии, которые были приняты до нас. Законопроект, наконец, стал таким результатом наработок и концерна и Министерства экономики и Светланы Панаиотиди, которая была с нами все это время и помогала в этом процессе, и народных депутатов. И для нас очень важно, вот Олег Семенович сказал, что у него есть другая история и другое видение реформы Укроборонпрома, нежели то, что было раньше, и отдельно отметил то, что есть большая доля государственных компаний в оборонном секторе. Проблема вся в том, что за последние пять лет войны именно государственный сектор потерял почти 40% государственного оборонного заказа. Это произошло прежде всего потому, что не было правильной регуляции и государственные компании не имели возможности привлечь инвестиции, они не имеют равных прав с частным сектором, и теряют ежегодно огромные объемы государственного оборонного заказа. Это в воюющей, подчеркиваю, стране. У меня в связи с этим вопрос, если бы, не вопрос, а хотелось бы узнать, потому что, я скажу откровенно: у нас есть опасения, что будут стараться, при создании министерства, каким-то образом вводить ручное управление предприятиями Укроборонпрома или других государственных секторов. Потому что есть четкое разделение по международным стандартам функций государства как регулятора и собственника, и, собственно, управлением объектами промышленного комплекса. У меня вопрос: каким образом это видит Олег Семенович, действительно, он поддерживает корпоратизацию, прежде всего которая разделит и концерн, и защитит его от политического влияния. Каким образом он видит свое участие в этом законопроекте, потому что он зарегистрирован, и я знаю, что очень многие его поддерживает, и я знаю, что Олег Семенович тоже его знает. Хотелось бы в начале этого разговора с нами узнать видение нового вице-премьер-министра, и я надеюсь, что мы уже потом это проговорим официально при встрече.

Итак, господин Уруский, ваше видение, будет ручное управление, то, чего опасается господин Найем в частности?

ОУ: Спасибо, я искренне благодарю за поздравления, господин Мустафа. Я когда говорил о разных подходах, не говорил, что у меня принципиально отличается. Но есть некоторые вещи, непохожие на то, что предлагает концерн Укроборонпром. Я понимаю, что мы видим и у нас есть общий знаменатель, в будущем мы должны реформироваться, что в том состоянии, в котором сегодня находится концерн, он существовать не может. Есть нюансы, связанные с наполнением этих холдинговых компаний, которые по направлениям. Возможно, будут нюансы, связанные с количеством этих холдинговых компаний, но это тактические вопросы. Стратегически у нас есть общее видение и понимание того, что трансформация должна произойти, что должна быть корпоратизация, максимально упрощение и не доступ влияния государственного с точки зрения вмешательства в хозяйственную деятельность предприятий. Тем более, любого ручного управления концерном.

А как быстро хотите реформировать Укроборонпром?

ОУ: Я понимаю, что, во-первых, команда должна будет оперативно ознакомиться с тем законопроектом, который уже подан в Верховную Раду. У меня есть договоренность с депутатами Верховной Рады, комитета по вопросам обороны, национальной безопасности и развития, о том, что мы совместно будем работать. И все проблемы, которые стоят сейчас перед нашей оборонной промышленностью решать вместе. Потому что если исполнительная власть не будет понимать законодательную, а законодательная - исполнительную, будет тот же хаос, о котором мы говорили. И тогда никакого смысла в создании министерства не будет. Кроме того, я могу сказать, что это касается не только Укроборонпрома, но и Государственного космического агентства Украины, которое, на мой взгляд, также подлежит существенной трансформации, а точнее - возвращению к тому состоянию, из которого оно начиналось, когда мы его создавали в 92 году, как нормальное европейское агентство. Ибо любое европейское агентство, космическое агентство, если вы возьмете, европейской страны имеется в виду, там нет подчиненности ему предприятий, а есть четкие функции этого космического агентства как органа исполнительной власти, как заказчика космических проектов, и космических знаний, и космических услуг, но никак не управленческие функции предприятия. Предприятия, входящие сегодня в состав космического агентства, к управлению его, должны будут также, по-видимому, перейти, возможно, я не исключаю, что это будет та же холдинговая компания управляющая, которая сегодня будет трансформироваться из государственного концерна Укроборонпром.

Кстати, господин Мустафа, а вы, если я не ошибаюсь, не видели смысла в создании отдельного министерства, которое бы занималось вопросами промышленности в частности и оборонно-промышленного комплекса. Можете свою позицию разъяснить?

МН: На самом деле это не так, потому что, ну, во-первых, что значит, видел смысл или не видел смысл? Есть закон Украины, который предусматривает создание центрального органа исполнительной власти, который будет реформировать, вернее, формировать политику в сфере ОПК, и это закон. То есть, мы можем быть за, либо не быть за. И закон предусматривает, что центральным органом исполнительной власти может быть, который формирует политику, это только министерство. И если говорить уже обо мне лично и о том, какие у нас сейчас отношения с государственными органами, у нас действительно были очень плодотворные отношения со Светланой Панаиотиди в Министерстве экономики, но мы понимаем, что заместитель министра экономики, просто по закону, по своим полномочиям не может посадить за один стол министров и еще всех 16 заказчиков государственного оборонного заказа, всех 300 исполнителей и всех регуляторов, которые задействованы в этой сфере. Поэтому это не вопрос того, что мы не хотели. Наоборот, я больше скажу: я немножко забежал вперед - если нам действительно получится сделать, что мы хотим, и то, что сказано во всех стратегиях, я думаю, что господин Уруский, Олег Семенович, он станет нашим самым лучшим товарищем и другом, потому что именно он будет точкой нашего входа в правительство. Ведь сейчас, например, чтобы постановление, которое мы регистрируем, или которое мы хотим провести, или изменения в регуляторной политике, которые мы хотим внести, нам нужно пройти очень длинный путь. Вице-премьер - это самый большой рычаг влияния после премьер-министра, то есть он может напрямую влиять на решения правительства. Более того, собирать за один стол нас, заказчиков, Министерство обороны, или Министерство внутренних дел или других. Поэтому в этой области, я могу сказать, что это было бы очень правильно, если бы действительно кто-то один координировал всю историю. Наконец, что касается Светланы Панаиотиди, с которой мы работали, она именно это и пыталась делать. Многое удавалось, но опять же, должны вернуться, что закон не позволял, и полномочия не позволяли. А что касается того, что сказал господин Олег: меня действительно, правда, честно скажу, искренне, радует, что вы знаете, во-первых, наши идеи. По количеству корпораций - действительно, и закон не предусматривает как раз количества корпораций. Действительно, вы в этом разбираетесь гораздо лучше, чем я, в смысле и продукции, номенклатуры, и секторов оборонно-промышленного комплекса. Их может быть больше-меньше или по принципах - я очень рад, что вы поддерживаете и корпоратизацию, и невмешательство в хозяйственную деятельность предприятий. И я хотел бы тогда у вас спросить еще такую вещь, которая для нас очень тоже важна, потому что так произошло, по факту, что у нас 70% дохода нашей компании - это экспорт, и экспортный контроль - это одна из самых больших проблем, которая сейчас в стране, во-первых, потому что надо реформировать Службу экспортного контроля, во-вторых, как раз оптимизировать законодательство. Но главная проблема в ином. Вы знаете, что есть много предприятий в частном секторе, вы тоже работали в частном секторе, многие предприятия, которые приписывали себе производство той или иной техники, они не производили. То есть, у них только есть это зарегистрированное в реестре. И они пытались это экспортировать, или где-то взять, или в гаражах где-то находили. И мы видим необходимость в том, чтобы все же поставить точку в том, чтобы выяснить, кто является производителем вооружения и военной техники, а кто на этом манипулирует или украл документацию, или производит где-то в гаражах, или пытается продать то, что было произведено еще во времена Советского Союза и присваивая себе якобы производство этой техники. Видите ли вы возможность и необходимость пересмотреть этот реестр, посмотреть, действительно, кто является производителем, а кто не является производителем, а является лишь посредником, и кто пытается выйти на внешние рынки?

ОУ: Спасибо. Очень хороший вопрос. И действительно, когда мы разрабатывали много предложений относительно того, что подлежит первоочередному реформированию в сфере оборонной промышленности, экспортного контроля, военно-технического сотрудничества, то вопросы, связанные с экспортом и полномочия, нашим частным компаниям, даже на уровне с государственными компаниями разрешений на экспорт своей продукции, они актуальны. И я рад, что Кабинет министров недавно, действительно, наконец-то внес изменения в два постановления - 1228, 838 - которые позволяют теперь существенно облегчить нашим частникам и нашим другим компаниям, в том числе и государственным, выход на международные рынки сбыта. Я абсолютно согласен с тем, что все это должно быть нормировано и отработано на законодательном уровне, кого мы считаем производителем. Потому что за хорошими словами "производитель собственной продукции" действительно манипуляции. Поэтому все это должно быть нормативно-правовыми актами обусловлено, обозначены, чтобы мы раз и навсегда действительно поставили такую точку, чтобы мы понимали, что если это Радионикс, то мы понимаем, что производит Радионикс и он должен иметь. А если это какая-то фирма абсолютно с непонятно где взятыми комплектующими, и что-то господин склёпуе, как говорят поляки, то это совершенно другое дело и это недопустимо.

Спасибо вам, господин Мустафа. Мустафа Найем, заместитель генерального директора концерна Укроборонпром был с нами на прямой видеосвязи. Встретитесь официально, обсудите все эти моменты.

ОУ: Встретимся, обязательно, конечно.

Продолжаем эфир. Господин Уруский, ну вот мы только что, в принципе, за эти почти полчаса много пунктов с вашей работы выделили. И нормативные акты надо определенные, которые урегулировали вопрос, как вы говорите, кто такой национальный производитель.

ОУ: Конечно.

И просто встретиться, и как реформировать этот Укроборонпром. И сколько времени, кстати, надо? Я третий раз уже спрошу у вас. Сколько времени вы выделяете на реформирование концерна Укроборонпром, превращение его в шесть или семь холдингов?

ОУ: Я бы хотел сделать это как можно быстрее. Это будет зависеть от нашей динамичной работы, и нашей команды...

Но дедлайн ставите?

ОУ: Если мы успеем это сделать в течение шести-семи месяцев - это будет очень хорошо. Я бы очень хотел. Мы с этим опоздали, мы еще вчера это должны были сделать. Я говорю, что в 14 году уже были сделаны предложения. Однако правильно говорит и Мустафа, что им Укроборонпром, когда имеет генерального директора, назначенного президентом, и имеет функции, не свойственные хозяйствующему субъекту регуляторные - это нонсенс. А с другой стороны, без какого-либо министерства и Кабинета министров никакое продвижение предложений по разработке нормативно-правовых актов невозможно.

Услышали, шесть-семь месяцев, начинаем обратный отсчет. В нашей студии был вице-премьер-министр по вопросам стратегических отраслей промышленности новоназначенный Олег Уруский. Спасибо, что присоединились к нашему эфиру.

ОУ: И вам спасибо.

Популярное видео

Источник Украина 24 Теги