"Не надо говорить про 20 грн за маску": Кирилл Тимошенко о карантине и скандале с "Мрией"

Заместитель главы Офиса президента прокомментировал громкие случаи с гуманитарным грузом из Китая и работающим в карантин столичным рестораном

"Не надо говорить про 20 грн за маску": Кирилл Тимошенко о карантине и скандале с "Мрией"

В студии программы "Время Голованова" - заместитель главы Офиса президента Владимира Зеленского Кирилл Тимошенко. О скандале с "Мрией" и "Эпицентром", перспективах Михаила Саакашвили в украинском правительстве и о многом другом - в этой беседе.

Чтобы посмотреть видео программы, перейдите в конец интервью.

- Буквально вчера более 25 самолетов прибыли в Борисполь из Китая. Оттуда привезли 400 тысяч респираторов и 50 тысяч защитных щитков для украинских врачей. В Офисе президента отметили, что теперь медики обеспечены всем необходимым на месяц вперед, кризис побежден, а потому в дальнейшем рейсами будет заниматься Министерство здравоохранения Украины. На данный момент в Украину прибыло уже больше 25 самолетов, а ОП утверждает, что на них не тратятся деньги из бюджета страны – деньги предоставляются благотворительным фондом. Доставляют рейсами и коммерческие грузы, которые закупает бизнес. Напомним, неделю назад в Украину прибыл рекордный груз с помощью медикам на борту АН-225 «Мрия» были 12 миллионов масок, 200 тысяч защитных очков и 100 тысяч защитных костюмов. Общий вес груза составлял 103 тонны. Встречал рейс сам президент Украины Владимир Зеленский. Также  украинские самолеты помогали гуманитарными грузами и другим странам – США, Франции, Польше, Дании, Словакии и Чехии.

Много вопросов возникает у украинцев, они обсуждаются в соцсетях и мессенджерах, о том, кто финансирует эти перелеты. Если мы говорим о более 25 рейсах – кто оплачивает их?

- Давайте мы начнем с сегодняшнего самолета, на котором прилетели 400 тысяч респираторов и 50 тысяч защитных щитков. Этот груз уже завтра будет доставлен в регионы. Это все уже на складах, оно все растаможено, и уже будет нашей логистикой доставляться по регионам.

Что касается самолетов. Это было, кажется, 1,5 месяца назад, или уже два. Мы поняли, что в государстве действительно кризис и нужно закупать средства защиты для наших врачей и других служащих, например, полиция и так далее. Президент провел встречу с крупным бизнесом, крупный бизнес согласился помогать с закупками. Мы понимали, что государственными средствами это невозможно так быстро, как это было необходимо на тот момент, когда у нас не было никаких средств защиты специальных – респираторов, очков, защитных щитков. Поэтому было принято решение о том, что первые партии будут закупаться благотворительным фондом, на средства, которые направил туда бизнес.

Какая была роль Офиса президента в этом? Офис президента организовал всю логистику, все закупки. Это была действительно большая работа. Изначально работало только несколько человек, а сейчас это уже большой штат, больше 20 человек. Это и логисты, это и закупщики, которые работают с Китаем, и брокеры, которые занимаются тут растаможкой, это переводчики с китайского – это действительно большой штаб. Но с первым самолетом мы работали втроем. Если вы помните, на первом самолете летал народный депутат Андрей Мотиловец. Мы начали привозить средства защиты. И хочу подчеркнуть, что мы не тратили тогда и не тратим сейчас, с этой доставкой, ни копейки из государственного бюджета. Ни на закупки, ни на сами самолеты и перевозку.

Какие есть виды грузов? Есть те, что закупаются на средства благотворительного фонда, организованного Офисом президента. В общем, мы закупили 1,3 миллиона респираторов, 60 тысяч очков, 50 тысяч щитков, ПЦР-тесты. Мы запустили производство ПЦР-тестов в Украине. Это первый вид. Есть второй вид грузов. Это грузы, которые закупает бизнес для тех регионов, где они работают. Например, есть какое-то предприятие, и оно хочет помочь больнице, которая находится рядом. Это тоже гуманитарная помощь, но в несколько меньших объемах. Эти грузы также оплачивает благотворительный фонд. Они оплачивают перевозку, доставку. А закупки оплачивает само предприятие. А есть третий вид. Он появился через неделю или две после того, как мы объявили, что мы организовали самолеты, у нас начало все получаться, налаживаться в Китае. К нам начал обращаться коммерческий бизнес – ретейлеры, аптечные сети, импортеры медоборудования, средств защиты. 99% из них хотели везти обычные трехслойные маски для продажи населению. Они обратились к нам, чтобы мы помогли им самолетами. Потому что самолетов в тот момент ни у кого, кроме больших логистических компаний, которые доставляют в Украину, что стоит в десятки раз больше, не было ни у кого. Они обратились к нам, спросили, можно ли им также летать. Мы дали добро, переключили их на авиакомпанию. Авиакомпания предоставляет им счета, которые они оплачивают. И привозят себе эти грузы, а потом продают их в своих сетях - аптечных и не только.

- А в чем была ваша заинтересованность?

- Наша заинтересованность была одна – мы хотели наполнить рынок масками. Вспомните, сколько стоила маска месяц назад – 20-25 гривен, а то и дороже. Сейчас цена на маски – 8-11 гривен. Так произошло, потому что мы наполнили рынок тем, что дали возможность коммерческим организациям привозить сюда товар. Цена упала, и народ может покупать этот товар, потому что он есть и он по карману нашему населению. Но я хочу подчеркнуть один момент. Все помнят, сколько стоили маски раньше – одну две гривны. Сейчас Китай повысил свои цены, а мы всю жизнь большую часть товаров аптечных закупали именно в Китае. Китай повысил цены, поэтому они не могут сделать такие же цены, как были раньше на украинском рынке. Относительно украинских предприятий, которые производят маски. Многие спрашивают, почему мы покупаем маски в Китае, а не производим их тут. По нашей информации, по информации министерства экономики, сейчас предприятия, которые выпускают обычные трехслойные маски, загружены полностью, но этого количества крайне не хватает, чтобы наполнить аптечные сети. Дальше нужно открывать новые предприятия. А новые предприятия это линии, которые тоже покупаются в Китае, чтобы производить продукцию. Что касается респираторов и прочего, оно производится, но в очень малых объемах.

- А вы уверены, что предприятия, которые производят трехслойные маски в Украине, отправляют их в украинские аптеки, а не в немецкие или другие европейские аптеки?

- Почти каждый день есть информация от СБУ о том, что они останавливают попытки экспорта. И я надеюсь, что они останавливают все такие попытки, потому что у нас есть запрет на экспорт таких товаров и все должно оставаться в Украине.

- Первое на что вам пеняли, это то, что вы используете маленькие самолеты, хотя есть большая «Мрия», которую потом загрузили и доставили в Киев. Зачем гонять маленькие самолеты много раз, если можно отправить большой самолет один? Почему это не было сделано сразу?

- Смотрите, есть несколько моментов. Во-первых, предприятия, которые производят в Китае средства защиты, находятся в разных городах. Поэтому мы забирали грузы из разных аэропортов. И бывало так, что эти грузы не заполняли полностью самолет. Поэтому авиакомпания добирала грузами коммерческих организаций, чтобы самолет был заполнен полностью, и брала с них деньги за это. То есть, мы платили за свой объем, они платили за свой объем. Бывали случаи, когда мы полностью заполняли самолет.

- Каждый раз, когда вы говорите «мы платили», появляется неопределенность.

- Благотворительный фонд оплачивал. Но фактически, наши менеджеры организовывали все это. Логистику, закупки средств защиты и все вещи, которые с этим связаны. Я еще раз подчеркиваю, это не бюджетные средства, это деньги, которые бизнес направлял в благотворительный фонд, который все оплачивал.

- А есть конкретные названия и фамилии людей, которые финансируют этот фонд?

- Да. Большое количество бизнеса финансируют эти фонды. Но я просто не хочу сейчас анонсировать что-то. Это крупный бизнес, известные марки. На следующей неделе фонд сделает большой отчет, о том, сколько потрачено денег, сколько из них потрачено в Украине, на украинские предприятия, сколько на них закупалось в Китае и Корее. Потому что мы некоторые средства защиты покупали в Корее, и тесты также. Сколько, на какой вид товара, сколько закуплено. Я не думаю, что у кого-то потом останутся вопросы. Почему мы только сейчас это готовим? Потому что сейчас мы переложили все закупки на МОЗ, который должен теперь этим заниматься. И это был «крайний» самолет, как мы его называли, который был организован Офисом президента. И мы начали работать над отчетом. После него планируется провести большой аудит самого фонда, для того, чтобы те, кто давал деньги, имели отчет по аудиту работы фонда.

- Хорошо. Потом насобиралось большое количество груза и получилось задействовать «Мрию» в этом перелете.

- Дополнительно о том, что мы возили маленькими самолетами, которые порой были загружены наполовину. Это нужно было привезти как можно скорее, у нас не было времени на ожидание. И стоило это примерно столько же, сколько и загрузить большой самолет. Разницы особой нет. Что взять «Мрию» и собирать груз, ждать две-три недели, чтобы накопить товары в Китае, что сейчас его привезти маленьким самолетом.

Что касается «Мрии». Ранее я видел, что уже был пресс-релиз от компании «Эпицентр». «Мрию» оплатило частное предприятие «Эпицентр». Оно оплатило перевозку из Китая своего груза. Они вышли и сказали, что хотят на «Мрии» привезти груз. Это будет коммерческий груз компании и часть груза – гуманитарные товары, которые они хотят передать МОЗ и больницам. Какие больницы получат помощь – должен был назвать МОЗ. И мы сказали «окей, летите». Потому что мы были в этом заинтересованы, потому что наши врачи получат большее количество средств защиты.

- То есть, это была инициатива не благотворительного фонда?

- Фонд вообще не принимал в этом участия. Это «Эпицентр» заказал себе самолет, оплатил перелет «Мрии», ДП «Антонов» заработал на этом средства, они поступили в государственный бюджет. И еще за это мы получили гуманитарную помощь в виде двух миллионов медицинских масок, 75 тысяч костюмов и 30 тысяч специальных очков для наших врачей.

- Которые были направлены бесплатно…

- Бесплатно. Это был подарок от компании, которая заказала самолет. И мне кажется, в этом нет никаких вопросов. Хотя нам пеняют на то, что мол «Эпицентр» вез, почему он продает. Но слушайте, люди оплатили самолет, и привезли себе груз.

- Об этом не было известно. Вы же понимаете, если хоть что-то скрывается, то потом из этого возникает проблема. Потому что у людей складывается иное впечатление. Приезжает президент, лично президент. Он же не встречает каждый рейс. Значит, это был знаковый для Украины рейс и на этом был сделан акцент.

- Я могу сказать, почему президент приехал. Ну, во-первых, это «Мрия». Это гордость нашей страны, это самый большой самолет, который есть в мире. Во-вторых, «Мрия» давно не летала. Полтора года она стояла. Это действительно событие для Украины, гордость авиаперевозок украинских. «Мрия» привезла груз для Украины. Перед этим ведь, за день или два, нам пеняли на то, что груз повезли в Польшу. Потому что на тот момент груз накапливался на китайских складах, чтобы его перевезти.

- Как вы сейчас оцените состояние обеспеченности аптек и других центров, где распространяют маски и другие средства защиты? Потому что сначала мы увидели, что страна не готова к пандемии: отсутствие масок, антисептики – на вес золота. Сейчас какая ситуация?

- По антисептикам. Мы запустили «Укрспирт», он начал продавать спирт для антисептиков. Прошла неделя, кажется, и началось производство. Это был процесс, мы этим занимались, чтобы «Укрспирт» начал отгружать грузы для предприятий, которые производят эти антисептики. Относительно всех тех товаров, которые мы привозим для врачей, для лабораторий, для полиции, вооруженных сил Украины и так далее, то по нашим оценкам на три-четыре недели они обеспечены. Именно поэтому мы выбрали такой момент, чтобы уже МОЗ начал совершать закупки. И он действительно уже начал. Чтобы сохранить такой уровень обеспеченности – минимум на четыре недели. Было много всего полтора месяца назад, мы занимались не только этим. Мы занимались лабораториями, например. В один момент я спросил у МОЗ, это был переходный момент между министрами, было не понятно, сколько вообще лабораторий. Нам отвечали, что пять… Или семь. Или две. Никто не мог ответить точно. Мы за день нашли по лаборатории в каждой области. Они были, они работали, просто не учитывались. Так вышло у нас в стране. Вообще вся система, она разрушалась. Не было лабораторий, ну и не было. Сейчас у нас работают лаборатории в каждой области. Минимум две машинки-аплификатора, которые проводят ПЦР-тестирование в каждой лаборатории. Это большая система. Как вы видите, сейчас растет количество тестирований, которые делаются каждый день. Это одна из задач, которые ставил президент перед министром здравоохранения. Мы зашли и создали этот координационный совет именно для того, чтобы преодолеть этот кризис. Кризис, который был со средствами защиты, который был с тестами, с лабораториями, с логистикой. Как пример, когда прилетел первый самолет, мне казалось, что у МОЗ, у государственных предприятий, которые есть у МОЗ, есть какая-то логистика. Приезжают вакцины, еще что-то, и оно как-то развозится, развозилось как-то до этого. Но мы узнали, что да, есть предприятие, в нем есть три машины, пять человек, или немного больше там работает. А у нас прилетел полный самолет средств защиты. И мы поняли, что мы сначала будем раскладывать все это, а потом и развозить еще неделю. И мы построили систему логистики для них, подключился украинский логистический бизнес, например компания «Новая почта». Они подключились и помогали. Еще один пример. Когда говорили, что нет средств защиты, мы нашли одного из больших импортеров украинских, который завозит средства защиты. Например, шесть миллионов перчаток одноразовых. Когда все кричали, что нет перчаток. Это был тот же период, когда не было антисептиков. Нет перчаток, врачи работают без перчаток. На складе в Киеве лежали шесть миллионов перчаток. И таких примеров было много. То есть мы пришли этим штабом, чтобы быстро преодолеть этот кризис, наладить это все. Теперь пришла новая команда в МОЗ, они начали со всем этим разбираться и мы фактически все это уже передаем, но контролируем, как там все происходит. В борьбе с COVID-19.

- Вот вы говорите, что там лаборатории не были учтены, там – перчатки. И с одной стороны это все нельзя ставить вам в претензию, а с другой стороны – выборы произошли год назад. И нам пообещали аудит государства год назад. И если бы он произошел, то и лаборатории, и перчатки уже были бы в реестрах.

- Перчатки были не на складах МОЗ, а на складе у импортера, у которого мы их купили. Но по лабораториям я понимаю ваш вопрос. Смотрите, это же бюрократическая отчетность. На бумаге все есть, но когда начинаешь со всем этим разбираться в деталях, оказывается, что многое не работает, или его нет, или оно вообще не так устроено. Например, написано, что есть три машины, но оказывается, что две из них не работают, одна на ремонте стоит уже давно. А написано – три машины. Можно же написать 2-, 18 из них – на ремонте. И таких примеров множество. Мы этим занимались. Сверху до низу проходили эти процессы. Как и с закупками. Всем кажется, что это так просто, по щелчку пальцев, купить в Китае маски, 200 или 300 тысяч респираторов. Вы не представляете, что там месяц назад в Китае происходило. Оно и сейчас там происходит. Там были все страны, страны пытались друг у друга перекупить. То есть, наши менеджеры перекупали у итальянцев, кто-то еще отказывался. Наши грузы тоже пытались перекупить.

- То, что вы называете гуманитарными грузами, то, что было закуплено благотворительным фондом и раздавалось бесплатно, кому оно раздавалось, и кто это получил?

- Смотрите, какая система раздачи. Прилетает самолет. Мы знаем, что на нем будет заранее. МОЗ вместе с нашими менеджерами делает распределение. В этом распределении все опорные больницы по борьбе с COVID-19, другие больницы, которые могут работать с COVID-19 в каких-то случаях, станции скорой медицинской помощи, полиция, пограничники, ВСУ, СБУ и так далее. Но в первую очередь – врачи. 95% груза отправлялось сразу врачам. Как это происходило. Мы из фонда передаем это на департаменты МОЗ в каждой области. И по документам тоже. А дальше они распределяют по области среди больниц, которые работают с COVID-19 и физически, и документально. Именно поэтому господина Ляшко мы отправляли по областям две недели назад. Для того, чтобы он проконтролировал, где и как это происходит.

- Кто кроме Виктора Ляшко, который ездит по областям, контролирует? Ведь это же одноразовые товары, их можно списать, заявить, что раздали и отправить на рынки.

- К сожалению, бывают и такие случаи. Это контролируют департаменты МОЗ в каждой области. А еще подключаются мажоритарные народные депутаты. Они физически ездят по округам и смотрят, общаются с врачами, и бывает так, что сами передают эти грузы, чтобы все учитывалось. К этому мы сделали приложение Министерство цифровой трансформации, куда все больницы заносят информацию о том, сколько они получили и сколько им еще нужно.

- Почему возник вопрос о том, куда это все распределяется, потому что ситуация все равно напряженная. Не смотря на наличие в аптеках и торговых центрах масок, не все их могут себе позволить. Есть слои населения, для которых эти 10-15 гривен – много. А ведь маски нельзя носить постоянно, их нужно менять. Возможен ли государственный проект по раздаче масок бесплатно?

- Работают разные благотворительные организации. У нас есть разные социальные проекты для таких слоев населения, для пенсионеров. Во-первых, мы с Укрпочтой разработали систему доставки. Фактически, Укрпочта стала этаким интернет-магазином для пенсионеров. Приходит почтальон, у него есть буклет, в котором можно заказать любые продукты питания, которые в первую очередь необходимы, та же гречка. И цены там ниже, чем во многих магазинах. Пенсионер заказывает, почтальон приносит.

- А где они все это берут?

- Укрпочта это все закупает. И много пенсионеров этим пользуется. И паски мы так развозили, когда были заказы. И все это зачем было сделано? Чтобы пенсионеры находились дома.

- Вопрос от зрителей. Почему Офис президента дублирует полномочия Кабмина в поставках средств защиты? Это входит в их функции?

- Это не входит в наши функции. Но повторюсь, была кризисная ситуация, был создан координационный штаб при Офисе президента, потому что мы понимали, что Кабмин и другие органы власти не смогут из-за некоторых бюрократических преград совершить быстрые закупки и построить такую логистику. Именно поэтому мы сделали это все при ОП, наладили, и дальше этим будут заниматься органы исполнительной власти.

- Вопрос зрителя. Почему мы привозим средства защиты из Китая, а не производим в Украине?

- Что касается средств защиты, которые используют врачи - не трехслойные маски, а респираторы. Их производят в Украине. Но только совсем небольшое количество. Контракты с этими предприятиями расписаны на некоторые больницы, они закупают. Но тех объемов, которые нам действительно необходимы, в Украине нет и их невозможно изготовить. Такова реальность. И я больше скажу – такое не только в Украине. Вы помните, как за несколько дней до запрета на экспорт, такие респираторы вывозились в Испанию? Такая ситуация не только у нас. Единственный крупный производитель в мире – это Китай. Так устроено. Во-первых, они это все прошли, они перестроили свои предприятия. А во-вторых, они и производили это все. Но мы закупали не только в Китае, но и в Корее защитные костюмы. И они действительно хорошего качества.

- Вопрос зрителя. Это правда, что Владимир Зеленский вызывал вас ночью для разборок по поводу самолета «Мрия»?

- Нет, это не правда. То есть, мы общались, и это было ночью, когда вся эта хейтерская история начала развиваться. Вы понимаете, она некрасивая. Потому что некоторые журналисты, а мы понимаем, кто за этим стоит, пытаются перекрутить то, что мы сделали для государства. Фактически, мы сделали свою работу, но это действительно большое дело – то, что мы построили за месяц. Ну действительно. Мы наладили поставки, мы начали производить ПЦР-тесты в Украине, мы начали производить некоторые средства защиты в Украине. Мы привезли это все, построили этот воздушный мост, позволили бизнесу привезти свою продукцию. И это не красиво, когда некоторые люди даже маску не купили, как гуманитарную помощь кому-то, пытаются исказить информацию.

- Вопрос зрителя. Пусть и маски Укрпочта продает или раздает пенсионерам.

- К слову, я сказал несколько дней назад об этом Укрпочте. Чтобы они закупили маски. К сожалению, раздавать бесплатно они не могут. Но если найдутся какие-то благотворительные организации, которые будут готовы на это, то мы будем только рады. Но мы по наименьшей цене собираемся продавать тем пенсионера, которые хотят это закупить.

- Вопрос зрителя. Маска стоит 20 гривен. На день нужно три маски, это стоит 60 гривен. В месяц это 900 гривен. Где пенсионеру взять эти 900 гривен?

- Я хочу сразу сказать, что есть крупные сети магазинов, в которых есть маски по 8,5 гривен. Если что, это не "Эпицентр". Другая крупная сеть, не хочу называть название. Это, во-первых. Во-вторых, в интернет-магазинах и других оффлайновых магазинах есть маски по 9-11 гривен. Поэтому не надо говорить про 20 гривен за маску. Это уже в два раза меньше. А вообще, я не понимаю, зачем такое количество масок. У нас карантин. Нужно дома сидеть и выходить только по крайней необходимости. За продуктами питания и в аптеки. Такое количество масок ему просто не нужно. А если человек работает на предприятии, то это дело предприятия – помогать своим работникам. И они так и делают, многие из них закупают маски и другие средства защиты, которые необходимы.

- Вопрос зрителя. Как дела с вакциной, которую разрабатывают в Украине?

- Смотрите, сейчас идут клинические исследования. И больше мы сказать не можем. Этим занимается МОЗ, наши вирусологи. Как только закончатся клинические исследования, а мы надеемся, что это будет достаточно скоро, мы выйдем с отчетом, результатом того, что произошло.

- Вспомнили о карантине и на это много нареканий. Почему маленькие кофейни закрыты, а большие сети фаст-фуда работают, в том числе продают кофе через окошко? Почему одни торговые центры работают, а другие – нет? Почему такая выборочность для бизнеса? Кто-то на карантине, а кто-то продолжает работать.

- Никакой выборочности не существуют. Работают аптеки, работают магазины, продающие продукты питания, работают так называемые хозяйственные магазины, работают рестораны на доставку, если они могут организовать доставку, или «на вынос». Мы понимаем, что нужно как можно быстрее это пройти, потому что малый бизнес долго сидеть в карантине не может. Мы все это понимаем, мы же не из космоса. Но сейчас так называемые майские праздники нужно пересидеть. И мы надеемся, что сразу после праздников, с 12 мая мы каждую неделю, каждые две недели начнем открывать некоторые виды бизнеса. Мы все понимаем, но поймите и нас. Мы это делаем не для того, чтобы бизнес стоял, а для того, чтобы люди не умирали.

- С 1 мая начинают работу рынки. И у многих возникает вопрос о том, почему в супермаркетах покупать продукты можно, а на рынках – нельзя?

- Сначала рынки никто не закрывал и мы смотрели на то, что мы не можем проконтролировать эпидемиологическую ситуацию на рынках. И только поэтому было принято решение закрыть рынки. Но во многих регионах, районах, рынкам нет альтернативы. Поэтому мы так быстро, как могли, разрабатывали план того, как мы сможем открыть рынки как можно быстрее, но так, чтобы люди не умирали. Поэтому мы сейчас разработали систему контроля над эпидемиологической ситуацией на рынках и открываем рынки.

- Вопрос от зрителя. Когда будет ответ на вопрос о том, кто продал наш стратегический запас масок? И где наш фонд стратегического запаса масок на случай эпидемии?

- Запас никто не продавал. У нас были так называемые одноразовые маски, им был не первый и не второй год. Они были закуплены несколько лет назад и их срок годности истекал. Я не могу сказать, где они. Мне кажется, они так и находятся сейчас в Госрезерве. И Госрезерв занимается тем, чтобы закупить это все. Информация о том, что из Госрезерва все было продано, не соответствует действительности.

- Тогда почему это все не появилось из Госрезерва?

- Оно появлялось. Органы, которые работают с Госрезервом – полиция, пограничники, они использовали эти средства защиты. Но этот товар не может поступить в аптеки – он куплен государством.

- Вопрос зрителя. Заказываются только одноразовые маски или и многоразовые тоже?

- Эти респираторы, которые мы заказываем, они фактически многоразовые. Что касается костюмов защитных, могу сказать… Мы заказываем одноразовые костюмы из Китая и Кореи, но в Украине мы наладили производство многоразовых костюмов биозащиты. Украинское предприятие произвело для нас 12 тысяч костюмов. Это большое количество, так как они многоразовые. Эти костюмы поступили в лабораторные центры и в больницы, которые работают с COVID-19. То есть, многоразовые только костюмы.

- Переходим к теме, которая обсуждалась не один раз. Какие перспективы у Михеила Саакашвили, как вам кажется? Потому что это история, которая началась изначально информационно громко. И которую подтвердил сам Саакашвили, о том, что президент сделал предложение занять место вице-премьера по реформам… А потом началось.

- Эта история только началась, но еще не закончилась. Я думаю, наша страна только выиграет, если господин Саакашвили будет помогать в реформировании нашей страны. К сожалению, больше сказать я вам не могу. Ведь я отвечаю и за информационную политику в Офисе президента. Хотелось бы, чтобы эти новости исходили от президента, а не от меня.

- О новой должности по Саакашвили сообщил глава фракции «Слуга народа» Давид Арахамия. Говорит, что экс-президент Грузии с президентом Зеленским уже про что-то договорились. Решение обещал опубликовать в ближайшее время. Что это за решение?

- Я вам скажу, что Давид Арахамия тоже не может быть спикером по этому вопросу. Я смотрел его брифинг детально.

- А когда будет это решение?

- Несколько дней и будет.

- На этой неделе?

 - Ну давайте посмотрим, как оно будет.

- Как говорят депутаты и те, кто находятся рядом с ними, не хватает голосов, чтобы поддержать кандидатуру Михеила Николозовича на посту вице-премьера. И не только голосов не хватает, но и нет поддержки премьер-министра, под руководством которого придется работать вице-премьеру Саакашвили.

- Информация о премьер-министре не соответствует действительности. Господин Шмыгаль в хороших отношениях с господином Саакашвили. А что касается должности, то не все должности требуют голосования Верховной Рады, скажем так. Но больше я сказать не могу. Но повторюсь, как сказал господин Арахамия, если надо будет голосовать за вице-премьера Саакашвили, голоса под это есть. И Давид Арахамия тоже об этом сегодня сказал.

- Тогда вопрос о работе парламента. Зачем тогда было собирать внеочередное заседание Верховной Рады в четверг, когда вся страна ждала, что будут решаться кадровые вопросы. Не только Саакашвили, но и Сытника, возможно, вынесено на рассмотрение депутатов. Но, тем не менее, ни первого, ни второго не случилось. Даже сами депутаты говорят, что не первой важности вопросы выносились на голосование и можно было на следующей неделе спокойно это сделать.

- Ну, слушайте, Верховная Рада постоянно собирается на внеочередные сессии, потому что те вопросы, которые они решают, они помогают экономике в той ситуации, в которой мы находимся с коронавирусом или в борьбе с коронавирусом. Или также были вопросы, которые нужно было решать именно сейчас. Это не была сессия по кадровым вопросам, только по Саакашвили и Сытнику.

- Вопрос Сытника будет вынесен на рассмотрение?

- Я не могу вам рассказать о вопросе про Сытника, потому что это вообще вопрос депутатов. Как решит Верховная Рада, одна фракция, две фракции, так оно и будет.

- Возвращаемся к вопросам зрителей. Хорошо говорит ваш гость про маски, но в Черновцах их нет в аптеках вообще.

- Смотрите, мы проверяем это все. Во-первых, нам про это все Минэкономики отчитывается, это такая история всегда. Я смотрю на интернет-магазины аптечных сетей, которые представлены во всех регионах Украины. Что касается Черновцов, я не думаю, что информация соответствует действительности. Может быть так, что в какой-то аптеке действительно нет масок, но в соседней аптеке они есть. Или у неаптечного ритейла есть маски. В интернете есть маски. Я понимаю, что большая часть населения не покупает в интернете, привыкла покупать в оффлайн-магазинах.

- Просто не всегда соседняя аптека находится в пешей доступности. А транспорт не работает.

- Мы проводили много встреч с аптечными сетями. Но я хочу, чтобы все понимали, что аптеки это не государственные предприятия. Это бизнес. И люди, владеющие этим бизнесом, сами решают, как они поставляют товары. Что именно они поставляют. Может, кто-то не заинтересован в поставках масок. И это не хорошо. Потому что мы заинтересованы в том, чтобы в каждой аптеке человек мог купить себе маску. По нашей информации уже очень много аптечных сетей имеют в продаже маски. Я на прошлой неделе остановился возле обычной аптеки, там были маски, были антисептики. Там даже респираторы продавали украинские.

- Блиц-вопросы от зрителей. Планирует ли ОП переезжать с Банковой? Когда это состоится?

- Мы не переезжаем потому, что на это нужны средства. Чтобы оборудовать новое помещение. Именно поэтому мы не переезжаем. Не хотим на это тратить бюджетные средства. Не сейчас.

- Сколько раз вы и президент проходили тест на коронавирус?

- Я проходил три раза. Президент, я думаю, тоже два-три. Мы проходили их в зависимости от ситуации. Это были ПЦР-тесты.

- Какие перспективы Николая Тищенко? Имеется в виду история с «Велюром» и его «походом» в мэры Киева.

- Партия решит. Сейчас происходит этакая селекция, отбор кандидатов в мэры Киева. Так что я думаю, скоро узнаем, какие кандидаты на пост мэра не только Киева, но и других городов, будут от партии «Слуга народа».

- Какой была реакция президента на историю с закрытым рестораном, в котором Тищенко якобы принимал друзей?

- Это плохая история. И нет разница, ресторан это народного депутата, хотя это не его ресторан, это его бывший бизнес, или это ресторан обычного предпринимателя. Есть решение о том, что рестораны должны быть закрыты, и его нужно поддерживать. И делать так, как говорит закон или постановление Кабинета министров.

- Почему не выполняются обещания президента о доступной растаможке? Ведь мы все так или иначе связаны с транспортом. По таким тарифам мы не в состоянии платить. Где обещанные 10%?

- Могу проанонсировать, что через несколько дней у нас будет совещание по этому поводу, и мы решим этот вопрос как можно быстрее.

- Это правда, что МВФ давит на Украину в вопросе Сытника? И если его не уберут, то это будет означать, что мы в очередной раз прогибаемся под МВФ?

- Нет, это совсем неправдивая информация. Смотрите, требования МВФ закреплены, все их знают. Это были законопроекты, они все выполнены, мы работаем над программой МВФ. Сытника в этой программе нет.

- Возвращение Саакашвили не возвращает нас в эпоху Порошенко?

- Господин Саакашвили сделал большое дело в Грузии, фактически реформировал страну. Именно поэтому его опыт нужен нам, и мы хотели бы его использовать.

- Прошел год  с момента второго тура президентских выборов. Какую оценку вы дадите работе Офиса президента? Слишком высокие ожидания были и у некоторых до сих пор остаются от нового президента и его команды.

- Много чего сделано. Человек, как и мы с вами, забывает, что было сделано месяц назад, а тем более – полгода назад. Но на самом деле действительно много сделано. Мы это поняли, когда начали работать над отчетным документальным фильмом про год президентства, который был выложен в интернете, на каналах и так далее. Мы сами много чего не помнили и только когда начали собирать информацию, поняли. Но я хочу сказать, что мы много сделали из того, что планировали на этот год. И это очень хорошо. Мы ставили такие цели, чтобы делать все по максимуму и дальше стараемся делать все по максимуму.

- Вы один из немногих людей, кто остался в команде президента. Мы помним фото, где идет президент, а рядом Гончарук, Данилюк, Богдан, Рябошапка, вы. И знаете, выставляют сейчас эти фотографии и ставят крестики – выбыл, выбыл, выбыл. И получается, что из той команды, которая проходила всю президентскую компанию, остались только вы. Почему?

- Нет, не только я. Много людей осталось и работает с президентом, и на таких должностях, как я. Сергей Трофимов, например. Он тоже принимал участие в предвыборной программе. Юрий Костюк. Ну и много других людей, которые работают в Офисе президента. Но если мы нужны президенту – мы работаем, если будет решение президента, что нам нужно разойтись – тогда такое будет решение. Но пока это действительно команда, которая работает и работает на Украину. Не один и не два человека. Я не хотел бы говорить, что остался только я из тех, кто приходил к власти вместе с президентом. Это не так.

- Вы не считаете, что информационная кампания вокруг самолетов, это прицельная атака, чтобы убрать вас из Офиса президента.

- Да, я понимаю, что так и есть. И я понимаю, кто заказчик этой кампании. Я не хочу пока говорить, кто это. Может, они сами как-то объявятся в информационном пространстве, скажут, что они это делают. Я думаю, что если делаешь что-то, не нужно это скрывать. Нужно сказать, мол, делаем эту чернушную кампанию для этого, этого и этого. Я вообще не понимаю, как можно на этой теме устраивать такие кампании. Перекручивать информацию и откровенно врать.

- Прошло время и уже можно сделать выводы. Скажите, что было изменено в Офисе президента?

- Прошел такой этап, был господин Богдан, он действительно был эффективным на этом этапе. Было такое решение президента. Они принимали это решение вдвоем с господином Богданом. И было решено, что будет другой этап в Офисе президента, будет новый руководитель. Он такой же эффективный, нет никаких вопросов или нареканий. Но такое было решение президента. Не могу прокомментировать его личное решение.

- После окончания карантина могут ли ожидать СМИ большой пресс-конференции президента?

- Да, мы это анонсировали. И мы бы сделали, если бы не карантинные мероприятия. Не знаю, в каком это будет формате пока. Может быть, это будет какой-то особенный формат.

- Вы разрабатываете «Государство в смартфоне». Так может и пресс-конференцию сделаете в диджитал-формате?

- На самом деле, мы думали сделать пресс-конференцию в диджитал-режиме, но это не будет так интересно журналистам. Мы ищем формат. Но когда закончится карантин, президент будет выходить на пресс-конференции. Это вообще не вопрос для нас. Я думаю в «КиевФудМаркет» мы показали, что мы готовы отвечать на вопросы сколько угодно и насколько угодно вопросов.

- И последний вопрос к вам, как к заместителю главы Офиса президента. Что нужно сделать, чтобы в следующий раз на месте интервьюируемого сидел президент Владимир Зеленский?

- Ну, во-первых, нужно пройти карантинные мероприятия, побороть эпидемию. А дальше будем смотреть. Не могу обещать, что будет интервью один на один. Ведь мы пообещали пресс-конференцию президента. А что до интервью – далее будем смотреть. Я думаю, что в какой-то момент оно будет.

Популярное видео

Теги